яюLink: gazeta/menu-an.inc

Д-р Константин Мерзон

Еще раз о 80-летии Шимона Переса

Каждому из нас, приходилось задумываться о том, в каком абсурдном мире мы живем. К этим неутешительным выводам нас могли приводить сведения о продолжающемся загрязнении природы или распространении наркотиков или же, что гораздо актуальнее для нашей действительности, - очередной кровавый теракт. На сей раз к столь грустному заключению я пришел, слушая репортажи о праздновании восьмидесятилетии Шимона Переса.
Не буду касаться этической стороны вопроса и обсуждать, насколько бестактно и неуместно устраивать хэппениннг продолжительностью в месяц с лишним в стране, не успевающей приходить в себя от следующих один за другим терактов и все глубже и безысходнее погружающейся в пучину экономического кризиса.
Апофеозом праздничного марафона, как известно, стало безвкусное, скроенное по эстетическим меркам брежневской эпохи действо в тель-авивском зале Гейхал-Хатарбут.
Те самые журналисты, которые совсем недавно с надрывом в голосе повествовали нам о тяжкой доле Вики Кнафо и ее товарок, ныне, аж заходясь от верноподаннического восторга, с упоением лакеев, подглядывающих за господами из людской, сообщали нам всевозможные детали о шикарных приемах и роскошных аппартаментах, заказанных для почетных гостей в лучших отелях Тель-Авива. Поборникам социального равноправия не пришло в голову задаться вопросом, кто и почему оплачивает этот нескончаемый карнавал.
Охотно допускаю, что если бы хоть малая толика времени, сил и творческих исканий, которые были затрачены Пересом и его командой на празднование этого юбилея, были использованы в ходе подготовки Норвежских соглашений, то там оказалось бы гораздо меньше роковых просчетов, приведших к столь трагическим последствиям для безопасности нашего государства и каждого из нас.
Помимо естественного недоумения по поводу уместности и своевременности этого пира во время чумы нельзя не воздать должное виновнику торжества человеку, которого дружно восхваляли многочисленные зарубежные гости, включая виртуального супруга сенатора Хиллари Клинтон, развлекавшего почтеннейшую публику в качестве стэндаписта.
Возможно, что в свое время Ш.Перес действительно немало сделал для становления и развития оборонной промышленности Израиля, но мне, прибывшему в Израиль в начале 90-х, пришлось столкнуться с иным, поистине позорным этапом его долгой политической биографии.
Не будет преувеличением утверждать, что именно Перес- главный виновник страданий, выпавших на долю нашей страны за последнее кровавое десятилетие. Ведь этот горе-экспериментатор с преступным легкомыслием распахнул ящик Пандоры, из которого вылетел джинн палестинского террора, это он растравлял его агрессивность непрекращающимися поставками оружия и призывами к зарубежным инвестициям в автономию. В современной истории просто нет аналога ситуации, при которой государство с мощным экономическим и военным потенциалом по собственной инициативе вверяло бы контроль над своей безопасностью в руки кучки террористов.
Когда десять лет назад в ходе непристойно скоропалительных обсуждений Норвежских соглашений Пересу пытались указать на их многочисленные просчеты, он лишь досадливо отмахивался, подобно тому, как в наши дни он предпочитает вообще не упоминать о жертвах террора; в самом деле, какое ему дело до скучных деталей, ему, беседующему с Вечностью!
Так, наверное, некий горе-исследователь, стоя в своей лаборатории над грудой бездыханных тел нелепо загубленных им подопытных животных, продолжает амбициозно твердить, что в своей основе эксперимент был задуман безупречно.Только на этот раз скорбный мартиролог эксперимента, то бишь, так называемого мирного процесса, составляют не безответные Белки и Стрелки, а сотни и тысячи жителей нашей страны, наших с вами сограждан.
Надо признать, что на празднествах в свою честь Перес выглядел отменно. Виновник торжества был бодр и свеж , глаза сверкали, голос звенел, особенно когда юбиляр приоткрывал планов громадьё на церемонии закладывания центра мира его имени. Даже его ужасающий английский меньше резал слух. Невольно думалось, что Перес как некий ненасытный упырь поглощает жизненную силу людей, павших жертвами его безотвественных политических авантюр.
Вот почему под славословия юбиляру я припомнил сказку Джанни Родари о мальчике по имени Джельсомино, который оказался в стране, где вещи категорически запрещалось называть их истинными именами. Десять лет пытаются оджельсоминить всех нас. В самом деле, где, как не в Стране Лжецов, процесс перманентной капитуляции перед непрекращающим сеять смерть врагом, процесс, унесший свышу тысячи жизней, может называться мирным? Где, как не в Стране Лжецов, престарелый партаппаратчик, не преуспевший по большому счету ни в чем, кроме закулисных интриг (недаром покойный Рабин метко окрестил его гнусным мастером политического подкопа), изрекающий немыслимые банальности в своих убогих литературных опусах, с неизменным упорством навязываемый избирателям вновь и вновь и постоянно оступающийся в последний момент, когда вожделенная победа, предсказанная верноподанными журналистами, казалось бы, лежала в кармане,- словом, ТИПИЧНАЯ ПОСРЕДСТВЕННОСТЬ, возводился бы в ранг выдающегося мыслителя, которого неблагодарные соотечественники просто недостойны?
Впрочем, празднества прошли гладко. Допускаю, что если что и вызывало у юбиляра чувство некой незавершенности и диссонанса, то это не демонстрация протеста у Гейхал-Хатарбут, а отсутствие еще одного гостя. А ведь он смотрелся бы на праздничной церемонии куда естественнее и органичнее, чем Ариэль Шарон. Разумеется, речь идет о Ясере Арафате. Уж он-то имел все основания испытывать удовлетворение. Он, которого Перес вывез из его тунисского далека и имплантировал в Эрец Исраэль. Тот, перед которым Перес услужливо распахнул прежде наглухо закрытые для него двери Белого дома, тот, от многочисленных деклараций которого о неизбежном джихаде Перес пренебрежительно отмахивался., заявляя, что джихад Арафата - это джихад мира. Вообще все события , связанные с прибытием в Эрец Исраэль по инициативе правительства Рабина-Переса Арафата и банды его головорезов как будто предвидел Гашек в своей книге о приключениях бравого солдата Швейка: как один человек нашел ночью на улице полузамерзшего бешеного пса, взял его с собой и сунул жене в постель. Пес отогрелся, пришел в себя и перекусал всю семью, а самого маленького в колыбели разорвал и сожрал.
Убежденность Переса в собственной правоте не поколебало ничего, и хотя сейчас даже младенцу ясно, что именно Арафат инициирует, направляет и финансирует накатывающие на нашу страну один за другим валы террора, в голосе и взоре Переса не найти ни сомнения, ни раскаяния.
Вот почему, когда передо мной мелькают кадры кинохроники, на которых в обнимку шествуют Перес и Арафат, я вспоминаю хлёсткую фразу, произнесенную почти триста лет назад французским литератором Шатобрианом при виде другой сладкой парочки - могущественных министров Талейрана и Фуше: Вот идет Преступление, поддерживаемое Предательством.
Не случайно, наверное, среди почетных гостей были те политические деятели, которых условно можно назвать разрушителями, ибо они в той или иной мере способствовали крушению породившей их системы, как М. Горбачёв в СССР или Ф. де Клерк в ЮАР. Однако хотя и поныне некоторые их соотечественники относятся к ним крайне негативно, итоги их деятельности, безусловно, не были столь губительны для их народов, как политика Переса для народа Израиля.
Вот почему с учетом исторических параллелей во время чествования Переса в Гейхал-Хатарбут уместнее было бы показывать фотографии не отцов-основателей Израиля, а тех, кто является его истинными духовными предтечам – Чемберлена и Даладье, Петена и Лаваля.
Но колоссальные историчесакие просчеты, совершенные даже этими одиозными деятелями можно как-то объяснить: в самом деле, подписывая Мюнхенский договор, Чемберлен и Даладье полагали, что принося в жертву Гитлеру чужую и безразличную им Чехословакию, они предотвращают военную угрозу, нависшую над их странами; Петен, заявляя о капитуляции Франции, склонялся перед превосходящей военной мощью вермахта. Да что Чемберлен или Петен: сам Герострат выглядит жалким дилетантом рядом с Пересом. В самом деле, что значить поджечь какой-то там храм, пусть и отнесенный к восьми чудесам света, когда здесь полыхает целое государство!
Я абсолютно убежден, что только длительный, последовательный и бескомпромиссный процесс де-ослоизации, сходный с процессом денацификации, который прошла Германия, поможет нашей стране выбраться из тупика, в котором она оказалась по вине Переса и его окружения. Этот процесс должен включать официальную декларацию о губительном характере Норвежских соглашений для нашего государства и их денонсацию; создание компетентной комиссии для выяснения обстоятельств выработки этих соглашений и конкретной роли в этом процессе израильских политиков, находившихся тогда у власти, запрет политической и общественной деятельности для всех архитекторов Осло, а при необходимости несению ими и уголовной отствественности по обвинению в преступной халатности.
Ведь если наш юбиляр не будет вещать, как глухарь на току, не слыша никого, кроме себя, а станет давать пояснения следователям, это будет, на мой взгяд, уместнее и справедливее.
Что касается нашего уважаемого главу правительства, нынешняя судьбоносная роль которого обусловлена тем, что на него возложена отвественность за вытаскивание Израиля из-под руин Норвежских соглашений, то его резанувшую мой слух фразу о готовности идти с Пересом общей дорогой можно будет трактовать лишь как готовность по старой дружбе проводить его на допрос к следователю. А будет нужно, - то и помочь передачку сообразить.
7.10.2002

Другие статьи о праздновании 80-летия Переса
  • Во что обошлись заслуги Шимона Переса Израилю
  • Алекс Тарн День Рождения Переса
  • Арье Вудка Размышления дней трепета
  • Моше Фейглин "Ноев ковчег" на бульваре Ротшильда



  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      
    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria