яюLink: gazeta/menu-an.inc

Моше Фейглин

"Ноев ковчег" на бульваре Ротшильда

Когда мне позвонила Рут Матар и попросила произнести речь на демонстрации против пышного празднования дня рождения архитектора Осло, я смешался. Мне было неприятно находиться рядом с этим злодеем, даже ради положительных целей. "Неужели ты не понимаешь? – объяснила Рут. – Весь мир, весь израильский истеблишмент собирается там, чтобы воздать ему честь…" И действительно, дело тут было не в человеке по имени Перес – дело было в принятии, дозволении, легитимации его пути. Тот, кто участвует в чествовании Переса, тот до сих пор закабален ложной идеологией Осло. После такого королевского чествования невозможно будет сказать, что процесс Осло мертв: он жив и активен, он продолжает пить бочками еврейскую кровь. Осло не прекратит навязывать нам путь, по которому мы вынуждены двигаться, пока его архитекторы не будут достойно наказаны и не сойдут с позором с общественной сцены. Так, например, во Франции позорное предательство правительства Виши не могло прийти к своему логическому концу, пока Петен не был всенародно обличен и французская общественность не исторгнула его из своей среды.
Так что, я пришел на демонстрацию.
Место, которое предоставили "Женщинам в зеленом" для демонстрации – бульвар посреди бульвара Ротшильда, достаточно отдаленный от места празднества – было специально выбрано так, чтобы демонстрантов никак не могли увидеть ни участники торжества, ни многочисленные представители СМИ, собравшиеся в зале Дворца культуры.
Пришло около 300 человек, и, когда я туда прибыл, мне показалось, что бульвар Ротшильда на время превратился в современный вариант Ноева ковчега.
Сюда, на этот маленький островок на проспекте Ротшильда, как будто сбило последние щепки, не унесенные потопом национального сумасшествия, обрушившимся на наши головы за последние десять лет, с момента подписания соглашений Осло. Этот потоп национального сумасшествия заставляет целое государство экономить на хлебе для голодных детей, чтобы потратить миллионы на чествование человека, который привел это государство на путь смерти, нищеты и позора. Из иерусалимского автобуса вынимают одного за другим обугленных детей, жених отдает своей невесте обручальное кольцо на ее могиле, а тот, кто прежде всех несет ответственность за тысячу двести подобных историй (которые выглядят только началом) – празднует свой юбилей в почестях и великолепии, окруженный главами государств, министрами и высокопоставленными чиновниками! Заместитель главы правительства – Эхуд Ольмерт выступает в роли устроителя праздника. Президент страны не упускает случая подлизаться к ненавистникам Израиля, которых виновник торжества приводит в качестве приданого, Биньямин Нетаниягу находит для себя наконец-то подходящее "место под солнцем", а Ариэль Шарон – он уже не в состоянии видеть там, под водами потопа, то, что еще видим мы, щепки, собравшиеся в ковчег.
Может ли быть сумасшествие большее, чем это?
Вспоминаются мне слова великого и скромного человека, уже ушедшего в иной мир – полковника Шломо Баума, бывшего заместителя Шарона в подразделении 101: "Шимона Переса не волнует, что государство Израиль превратится в гору пепла – только бы он, Перес, был на вершине этой горы".
"Смотрите, - сказал я щепкам, собравшимся в ковчеге бульвара Ротшильда. – Вы – щепки, последние, что остались. К кому вы взываете? К Пересу?! От кого вы ожидаете изменений – от Шарона?! От Биби?! От Мофаза?! Взгляните – они все там! Веселятся, чествуя архитектора Осло. Мы – те, кто еще не погрузились в воды потопа, мы – вольно или невольно – последняя надежда государства Израиль. Демонстраций больше нет – общество подспудно понимает, что не к кому обращаться с требованиями. Сын может взывать к своему отцу, но пленник не взывает к совести конвоира. Если у него еще есть силы и желание жить, он своими силами прорывается на свободу.
Если мы не возьмем на себя ответственность и не создадим для государства руководство из щепок, сохранившихся в нашем Ноевом ковчеге, если мы продолжим искать решение среди тех, кто собрались в том зале – нам придется снова собраться здесь через десять лет, в двадцатый юбилей Осло. Гора пепла на тот момент будет уже гораздо выше, и стервятник* с товарищами будут все так же справлять свое кровавое торжество – на вершине этой горы.
--------------------------------------------------
* букв. перевод фамилии Перес.
Перевод Ш. Бродской
(Моше Фейглин – лидер движения «Еврейское руководство»)
http://www.manhigut.org/russian/



  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  
TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria