яюLink: gazeta/menu-an.inc

Иегуда Ерушалми

Под ветра вой

Сложно что-либо понять в этом мире, особенно при такой сумасшедшей погоде. То дождь хлещет, то солнце слепит, то ветер свищет и норовит сбить с ног, да и творит при этом, что хочет: то наполняет все мыслимые объемы красной аравийской пылью, то с моря пригоняет черные дождевые тучи, которые иногда, по его же странному капризу, обходят Иерусалим куда-то в направлении Рамаллы...
А сенсации на головы бедных обывателей на прошлой неделе сыпались, пожалуй, еще чаще, чем метеорологические флуктуации. Интересно, какое-нибудь медицинское светило провело анализ связи, скажем, давления крови у населения с погодой и политическими сенсациями той недели?

Романс о влюбленных

От одной из сенсаций пахнуло великой литературой 19-го века. Не знаю, как кому, но мне вспомнились имена Войнич, Стендаля, Тургенева и Диккенса. Ну, совершенно их сюжет: приговоренный к пожизненному заключению цареубийца и романтическая интеллектуалка. Любовь, переходящая в желание создать семью, несмотря ни на что. Графиня, изменившимся лицом бегущая к пруду (хотя, это уже, скорее, из 20-го века: то ли Ильф-Петров, то ли реальная Софья Андреевна), а в нашем случае, г-жа Рабин-Философ, публично слегшая с сердечным приступом от одного лишь известия об их матримониальных намерениях. Впрочем, это, уж точно, из Диккенса – в 33 томах его сочинений можно найти не менее 33 таких дамочек и стереотипов поведения.
А мне кажется, что просто выдался день, когда ветер крепчал, а вот у СМИ наших не хватало чего-нибудь такого-этакого... С перцем и солью. А тут Игаль Амир – то ли задумал жениться, то ли нет? То ли подал прошение об этом тюремному руководству, то ли не подал? Оно, правда, не дожидаясь заявления, досрочно, по-стахановски, отказало, без лишних бюрократических глупостей. А эта Лариса, возлюбленная его, с тяжелой даже для русского слуха фамилией, да еще многократно искаженной ивритскими наслоениями? Развелась она с прежним мужем или нет? Вроде бы – да, а вроде бы и нет! Вот и получается из радио-телепередач: так они и жили – спали врозь, а дети были?..
Остается лишь воскликнуть вслед за мудрым Ильфом-Петровым: «О, эти гиены пера, эти шакалы ротационных машин!».
Ну, какое, скажите мне дело до Игаля Амира, Ларисы с трудной фамилией, Далии Рабин-Философ и даже величайшего интеллектуала Йоси Сарида, продемонстрировавшего по этому поводу очередные чудеса свойственной ему гуманности?
Неужели Ицхаку Рабину так и не дадут спокойно дожидаться Б-жьего Суда в его могиле на Хар-Герцель?
Я, конечно, могу понять, что дочери убиенного проблемы его убийцы ближе, чем мне, и потому она воспринимает их чувствительнее нездоровым своим сердцем, но все-таки смею предположить, что по ряду объективных причин она в этом вопросе несколько субъективна.  А вот то, что мне и еще нескольким миллионам израильских обывателей до нее и ее личных ощущений никакого дела нет, так же, кстати, как и до личных дел сладкой парочки – Игаля и Ларисы – это, как говорил, сын турецко-подданного, палестинца-халуца Авраама-Шломы Бендера, факт медицинский.
Есть в Стране закон, и он регулирует личные проблемы граждан, в том числе, и пожизненно заключенных. Пусть себе и регулирует!
А мне, обывателю, противно, когда для просто так прекрасный вид из моего окна на Эрец-Исраэль заслоняют чужим плохо постиранным бельем!

Пряник и кнут

Все же придется вернуться к нашей доморощенной аристократии. В собственных исторических масштабах нынешнему Израилю без году неделя, а вот на тебе, сложилась она. Да и со своими Монтекки-Каппулетти. Паны дерутся...
Маханэ ха-Шалом против Маханэ-Иегуда*, так, по крайней мере, им кажется. И не только им. Мировое юдофобство достаточно определенно раздает одним пряники, а другим – кнуты.
С первого же дня, когда большинство израильтян, поддержавших Маханэ-Иегуда, привело 3 года назад к власти Арика Шарона по кличке Бульдозер, против него началась непрерывные компания травли и судебных преследований. Первыми, естественно, взвыли наши арабские «партнэры», заявившие, что никаких дел они с ним принципиально иметь не будут. Затем в бой вступил собственно, Маханэ ха-Шалом, для начала обвинив Шарона в развязывании так называемой «интифады».
Шарон, в силу своей восточной ментальности, вступил в несколько разнообразных «худн»**, которые пока что позволяли ему усидеть в кресле.
Одна их худн была с партией Авода, когда Шарон дал этой партии самые жирные куски правительственной коалиции, хотя и ограничил свободу ее действий. А надо сказать, что в общем-то естественный вектор указанной партии, если не на все 180, то уж точно, больше чем на 90 градусов смотрит в сторону относительно вектора Маханэ-Иегуда, а глядит он в сторону Мукаты, где благодаря злодеяниям того же Шарона в относительно монастырском режиме уже пару лет безвыходно проживает нобелевский лауреат Ясир Арафат, получивший вместе с некими двумя израильтянами премию в размере ОДИН МИЛЛИОН ДОЛЛАРОВ США «За установление мира на Ближнем Востоке». (Примечание: если лауреаты поделились по понятиям, то израильтянам должна была перепасть сумма 666 тысяч 666 долларов, 66 центов – запомните эту цифру!). Хорош пряник, правда?
Аводовский балласт в коалиции тоже связывал свободу действий Шарона, и в конце концов, как водится в худнах, кто-то из партнеров понял, что окреп достаточно, чтобы вероломно напасть на второго. Это сделала Авода, и коалиция развалилась. После новых выборов Авода, да и весь Маханэ ха-Шалом остались у разбитого корыта, что тем более возбудило их против Шарона. Им, правда, удалось под видом новой худны внедрить в коалицию некое троянское образование по кличке «Шинуй», которое продолжает уже в нынешней коалиции отражать их интересы.
Между нашими Монтекки-Капулетти возникли новые худны на тему «ты нас не тронь, и мы тебя не тронем!», а также международные худны вроде «перенос судебного разбирательства в Брюсселе в обмен на продление жизни и творчества Ясера Арафата». Последняя худна имеет заданный конечный этап – устранение Шарона от власти в Израиле. Как только, так сразу! Потому «Маханэ а-Шалом» предпринимает все возможное, чтобы этого добиться. Вот тогда-то Арику мало не покажется!
Алеф) Израильский суд по обвинению в коррупции и взяточничестве;
Бет) Брюссельский суд по обвинению в геноциде славного палестинского народа в Сабре и Шатиле;
Гимел) Сначала – всенародное презрение, а затем и всенародное забвение (лет, этак через 200-300).
А пока суд да дело, давайте потянем шароновскую власть к ответу в международный суд в Гааге за то, что он строит так прекрасно инициированный Маханэ а-Шалом разделительный забор по планам архитекторов Маханэ-Иегуда. Нет, чтобы в порядке очередной худны создать Шарону в правительстве очередную, тридцать какую-то там по счету, должность министра заборостроения и отдать ее истинному инициатору забора - Рамону, а замом сделать Рому Бронфмана, два года назад тоже объявлявшего себя инициатором (по-русски, разумеется, для тех бабуль, что так и не выучили иврит). Вот эти маханэ а-шаломцы и пахали бы, как прорабы, и в суде отвечали! Так нет же, Шарон – он еще и диктатор, все – я, да я!
Вот и доякался!
Сдержкой одной из шароновских худн был некто по имени Гиноссар, что-то вроде подложившего свинью Шарону Аппеля, только из Маханэ а-Шалом и гораздо покруче. Этот Гиноссар крутил очень (ну очень!) большие деньги между Рамаллой, Европой и Северным Тель-Авивом, и судя по опубликованным в прессе данным, мягко говоря, не вполне законно. А клиентура у него была сплошь да рядом, нобелевская. Других не держал, аристократ духа! И вот, худна та самая, возникла, когда слишком назойливые любопытствующие из Маханэ-Иегуда заинтересовались его гешефтами, а заодно и попытались перевести на юридические рельсы расследование корней Осло и вообще нобелевских лауреатств. Попытка сия, несмотря на теоретически явное численное превосходство Маханэ-Иегуда в нынешнем Кнессете, провалилась, видать, была подавлена изнутри. Думается, что Бульдозеру пригрозили некими личными неприятностями, и была заключена очередная тайная худна. Нельзя сказать, чтобы противоположная сторона дала Шарону во время худны спать спокойно. Было, наверно, с его точки зрения, лишь «приемлемое снижение уровня террора», но младшего сыночка таскали непрерывно на допросы, где он молчал «как рыба об лед». Пристрастия, правда, тоже не применяли, но вялотекуще напоминали папашке, чтоб не зарывался...
И вот, недавно Гиноссар во цвете лет ушел из жизни, утверждают, что от рака (а что можно знать о жизни и смерти работников спецслужб, которые, по заявлению известного авторитета, никогда не бывают «бывшими»?). И стяжка худны лопнула. С немыслимым ускорением завертелись сорвавшиеся с цепи юридические колеса. День-другой, соревнуясь с ураганом на улице, в эфире надрывались «гиены пера».
Маханэ а-Шалом хором и сольно требовал отставки премьера-взяточника. Проскакивала цифра: семья Шаронов нахватала взяток на сумму в 700 тысяч долларов.
Вот тут я предлагаю вернуться к вышеприведенной нобелевке в размере $666,666.66. Похожая сумма, правда?
Но есть, скажете вы, разница: то взятка, а то – нобелевка!
Есть и не только это различие.
Алеф) Факт взятки надо еще доказать, причем в суде, а факт получения нобелевки несомненен.
Бет) Если судить по достигнутым результатам, то я не понял, был ли куплен Аппелем греческий остров или сделка вообще не состоялась. А если серьезно, то по мне, пусть бы он с помощью Шарона купил хоть весь Балканский полуостров, мне-то что, это пусть греки с болгарами волнуются. Не Эрец-Исраэль же они торговали!
А вот к Осло, увенчанному нобелевкой, у меня очень даже шкурный интерес. Не знаю, как там у родных и близких нобелевцев, а у меня, иерусалимского обывателя, ежедневно ездящего в автобусах, довольно большая вероятность попасть в список жертв палестинского террора, развязанного нобелевским лауреатом Арафатом и его командой (т.н. «партнэрами» Маханэ а-Шалом). Между прочим, некоторые горячие головы даже в Маханэ-Иегуда, не от большого ума, судя по всему, тоже ухитряются обвинить именно Шарона в длине и безразмерности этого списка.
Гимел) Нобелевская премия была выдана все же под намерения, ибо никаких доказательств установления мира на Ближнем Востоке, кроме книги о том что он станет Новым, в то время не существовало. А что уж говорить о нашем времени?
Так интересно, как с юридической точки зрения сегодня может быть расценена та нобелевская премия мира? «Как дача крупной суммы должностным лицам под заверения о намерениях, заведомо не осуществимых?».
А если на обывательском языке?
Шарону не позавидуешь. И нам вместе с ним. Терпя поражение в многочисленных личных худнах, он отыгрывается на нас, тяжко жить в посудной лавке, где непредсказуемо вертится Бульдозер. Многие неприятности чисто психологического свойства, особенно тяжелы, например периодические декларации о приверженности пути Бульдозера «дорожной карте» со всеми вытекающими последствиями, вроде микровспышек гражданской войны возле разрушаемых форпостов. Но, сдается мне все же, что за три года шароновского правления, учитывая его начальные условия, ситуация под названием «Арабо-израильский конфликт» для нас улучшилась, ведь такой страшный гнойник прорвало! Но мы-израильтяне, нам все подавай «ахшав»***!
...Наш сын служил в «ха-хандаса ха-кравит», попросту в саперных войсках ЦАХАЛа. Он рекламировал израильские военные бульдозеры, как самые неуязвимые в мире...
Несколько дней назад хезбаллонская ракета поразила такой бульдозер, убив одного солдата и ранив еще нескольких.
Не хотелось бы, чтобы это событие стало аллегорией.

------------------------------------------------
* Маханэ ха-Шалом – «лагерь мира» (ивр.)
 Маханэ-Иегуда – «лагерь Иегуды», кроме того название рынка в Иерусалиме, в переносном значении - простой народ, обыватели
** Худна - перемирие (арабск.)
*** Ахшав – сейчас (ивр.)

25.01.2001


  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  
TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria