яюLink: gazeta/menu-an.inc

Дело Гиноссара

13 января Йоси Гиносар умер в возрасте 58 лет вследствии заболевания раком. Гиносар 19 лет служил в ШАБАКе и занимал, в своё время, ряд высоких постов в службе безопасности. Демобилизовавшись Йоси Гиносар занялся предпринимательством, однако не оставил полностью политическую сферу.
Он являлся советником премьер-министров Ицхака Рабина и Эхуда Барака, а также был посредником между ними и палестинской администрацией во главе с Ясером Арафатом. Имя Гиносара связывалось с несколькими громкими политическими и финансовыми скандалами. Ниже приводится подборка материалов о нем радиостанции "Седьмой канал"

Дело Гиноссара закрыто

Государственный прокурор Эдна Арбель приняла решение закрыть дело Гиноссара за недостатком улик. Между тем Налоговое управление продолжает проверку отчетов о его доходах.
Полиция занялась бывшим высокопоставленным офицером ШАБАКа Йоси Гиноссаром примерно 6 месяцев тому назад, когда юридический советник правительства отдал приказ начать следствие, вопреки рекомендациям начальника следственного отдела полиции по борьбе с мошенничеством Мири Голан и начальника следственного отдела полиции Моше Мизрахи, которые сказали, что Гиноссар чист, и состава преступлений в его действиях нет.
Следствие было начато после публикации в «Маариве», в которой подробно, с цифрами и фактами в руках, рассказывалось, что Йоси Гиноссар вел дела непосредственно с Ясером Арафатом и его всесильным финансовым советником Мухаммедом Рашидом и даже управлял их тайным счетом в швейцарском банке. Он продолжал вести совместный бизнес даже тогда, когда развязанная Арафатом террористическая война против Израиля была в самом разгаре. При этом он был личным эмиссаром главы правительства Эхуда Барака в ПА, вел политические переговоры, убедил Эхуда Барака отправиться в Кемп-Дэвид и сделать Арафату щедрые предложения, пообещав отдать территорию Иудеи, Самарии, сектора Газы, Иорданской долины и восточный Иерусалим. Мухаммед Рашид похвалялся, что сделал Гиноссара очень богатым человеком и помог ему скопить изрядный капитал в размере 10 миллионов долларов. Мири Голан и Моше Мизрахи так и не смогли уразуметь, в чем можно обвинить Гиноссара, и есть ли в его действиях состав преступления.
Эльяким Рубинштейн подозревал, что Гиноссар обманул правительство Израиля, когда клялся, что его поездки в ПА и встречи с Арафатом и Рашидом носили исключительно дипломатический характер, и что он представил ложную информацию Верховному суду относительно своих деловых связей с ПА.
Полиция выяснила, что Гиноссар вообще ничего не обещал Верховному суду, так как отказался раскрыть свои личные деловые связи в ПА. Только когда судьи оказали давление на Гиноссара, было договорено, что его адвокат, Ави Философ, муж Далии Рабин-Философ, напишет письмо от его имени, в котором укажет, какой бизнес он НЕ ведет с ПА. Полиция выяснила, что письмо Философа было направлено в суд, минуя Гиноссара. Бывший офицер ШАБАКа письма не видел и с его содержанием не знакомился. Сам же Гиноссар никаких письменных показаний суду не давал.
Полиция собрала показания относительно ряда высказываний Гиноссара во время переговоров в Кемп-Дэвиде, которые были процитированы по памяти некоторыми свидетелями, в том числе и юридическим советником правительства Эльякимом Рубинштейном. По совокупности обстоятельств, полиция решила, что у нее нет достаточных оснований обвинять Гиноссара в лжесвидетельстве или даче ложных показаний.
Государственный прокурор Эдна Арбель приняла позицию полиции, которую поддержала глава уголовного отдела государственной прокуратуры Эфрат Барзилай. Эдна Арбель приняла решение, не проконсультировавшись с Рубинштейном, который добровольно отказался выносить заключение по делу, где сам выступал в роли свидетеля.
Заместитель министра просвещения Цви Гендель (ИЛ) в интервью «Седьмому каналу» сказал, что он обращался в БАГАЦ несколько лет тому назад и просил выяснить, как может человек одновременно вести личные деловые контакты с Арафатом и быть посредником, личным эмиссаром главы правительства и вести политические переговоры по самым серьезным вопросам, касающимся суверенитета и территориальной целостности государства Израиль.
Дело рассматривалось в БАГАЦе, и речь шла не о законности его бизнеса, не о том, поступают ли деньги от совместных сделок на счета террористических организаций. Вопрос был поставлен четко – можно ли ему быть посланником, если он поддерживает деловые отношения с противоположной стороной. И именно тогда в БАГАЦ поступило заявление, что у него нет деловых интересов в ПА. В конце концов, несмотря на это, БАГАЦ постановил, что если у него будут деловые связи, то ему нельзя быть одновременно эмиссаром правительства.
Теперь возникает другой вопрос, насколько законным был его бизнес. Генеральный прокурор от больших щедрот, разметав направо и налево все факты, решила, что ничего криминального в его бизнесе не было, и постановила закрыть дело за недостатком улик. При этом она вообще не рассматривала такой важный аспект как конфликт интересов, то есть каким образом Гиноссар вообще мог быть личным посланником Эхуда Барака, если он поддерживал деловые связи с Арафатом и Мухаммедом Рашидом. Она прекрасно знала, что деловые связи у него были, и не просто с отдельными гражданами автономии, а с самим руководством ПА. Поэтому он никак не мог быть посланником, так как Арафат платил ему миллионные комиссионные за осуществление деловых операций. Понятно, что у Гиноссара был конфликт интересов. Причем Гиноссар в свое время открыто заявил, что если от него требуют раскрыть свои деловые связи, то он предпочитает отказаться от роли посланника.
Цви Гендель напомнил о роли Эдны Арбель в деле Авишая Равива. Действительно, его отдали под суд, но не по тому делу, на котором настаивал Цви Гендель. Поселенцы требовали судить его за провокационную деятельность, которой он занимался по заданию ШАБАКа. Он подстрекал поселенцев, создавал подпольные террористические организации, нападал на арабов, избивал их, переворачивал прилавки и так далее, чтобы создать определенный имидж еврейским жителям Хеврона. По этому делу следствие начато не было. Зато его судили за непредотвращение преступления, хотя главным фигурантом по этому делу должен был проходить Карми Гилон, шеф ШАБАКа, при котором произошло убийство премьер-министра Ицхака Рабина. Разумеется, в этом (в непредотвращении убийства Ицхака Рабина) Авишай Равив не виновен.
Тот же самый трюк прокуратура проделала и с делом Гиноссара. У Эдны Арбель есть прямой интерес выгородить Моше Мизрахи. Цви Гендель приводит свидетельство депутата Кнессета от партии «Ликуд» Гилада Ардана, который рассказал, что Моше Мизрахи обратился к нему, когда он еще не был депутатом Кнессета, и сказал, что их очень интересует Ивет (Авигдор) Либерман. «Дай нам нужную информацию о Либермане». Ардан рассказал эту историю публично. В СМИ эта информация появилась один раз и была быстро замята.
Моше Мизрахи не брезговал никакими средствами, чтобы собрать компромат на Либермана, и этого человека Эдна Арбель теперь защищает. Это не единственное дело, которое рассматривается по принципу «рука руку моет» (рука руку моет и обе грязные – русская народная пословица). Существует полное взаимопонимание между прокуратурой и следствием, и вовсе не в интересах государственного прокурора отдавать своих людей под суд.
Цви Гендель также не удивлен очередным сливом в прессу по делу Шарона, допущенным старшим прокурором. По его словам, в прокуратуре работают люди, которые являются выразителями крайних политических взглядов.
И если прокурор Глатт-Беркович решила слить информацию о следствии по делу Шарона накануне выборов, то она не чувствовала при этом никаких сомнений. Более того, она считала, что ее попытка свалить Ариэля Шарона вполне легитимна, поскольку вся эта хунта говорит об этом каждый день. Такова общая атмосфера в прокуратуре. Там считают вполне легитимным делать все для очернения правого лагеря, для оказания влияния на результаты выборов.
Цви Гендель подчеркнул, что правовая система Израиля и СМИ демонстрируют двойной стандарт. Любой промах, любой просчет, допущенный представителем правого лагеря, раздувается до космических масштабов, в то время как явные нарушения или преступления левого лагеря замалчиваются, спускаются на тормозах.
Но после этой вакханалии закрытия дел неужели публика разойдется без зрелища казни на площади? Нет. Скоро перед судом предстанет депутат Кнессета Наоми Блюменталь («Ликуд»). Она не создавала фиктивных товариществ «на вере» накануне выборов, на счета которых под видом помощи детям поступали из самых различных источников миллионы на ведение предвыборной кампании. Она не вела бизнес с врагом и не положила в свой карман 10 миллионов долларов. Преступление, которое совершила Блюменталь, гораздо страшнее – она достала из собственного кармана 12 тысяч шекелей и оплатила номера в гостинице «Шаратон» в Рамат-Гане для активистов Центра «Ликуда», которые приехали издалека и должны были рано утром принять участие в голосовании. Таким образом, справедливость восторжествовала.

6.11.2003

Отчет Салама Фаяда

Глава финансового ведомства ПА Салам Фаяд и рейтинговая компания Standard & Poor (S&P) вышли на след авуаров и фондов ПА на сумму 658 миллионов долларов.
Отчет Салама Фаяда был опубликован Палестинским инвестиционным фондом (ПИФ).
В отчете говорится, что ПА сделала 11 центральных вкладов в местные компании на общую сумму в 372.9 миллиона долларов. Наиболее крупные из них – ПАЛТЕЛ (палестинский телефон), в котором свою долю акций получил Шимон Перес, и компания сотовой связи. У ПА есть вклады в других арабских странах, например, в компании сотовых телефонов в Алжире, Тунисе и Иордании, а также в канадской фармацевтической компании.
В компанию по производству цемента, единоличным владельцем которой является ПА, вложено около 45 миллионов долларов. Компания является монополистом на рынке производства цемента и держит от 60 до 70% всего рынка торговли цементом. Ее основными поставщиками являются израильская цементная компания «Нешер» и иорданская цементная компания. Ежегодный доход фирмы оценивается в 115 миллионов шекелей. С израильской стороны интересы арафатовских монополистов представляли все тот же Йоси Гиносар и другие отставные высокопоставленные деятели ШАБАКа.

Дополнение: Йоси Гиносар управлял счетами Арафата

300 млн долларов были переведены со счетов Ясера Арафата и его доверенного лица Мухаммеда Рашида на счет в швейцарском банке "Ломбард Одье". Управлял этим счетом израильтянин, представитель нескольких премьер-министров Израиля, бывший офицер израильской контрразведки Йоси Гиносар.
Израильские службы безопасности требуют международного расследования деятельности Гиносара. Они утверждают, что специальный представитель премьер-министров Ицхака Рабина, Шимона Переса и Эхуда Барака на переговорах с палестинцами Йоси Гиносар не передавал информацию об этих денежных потоках, часть которых вполне могла идти на время террора, особенно во время последней интифады.
Гиносар также создал для Арафата ряд оффшорных фирм, через которые на швейцарский счет шли обширные поступления. По сути, в последние годы именно Йоси Гиносар руководил всей финансовой империей лидера Палестинской автономии.
Выходец из Литвы Гиносар в течение многих лет возглавлял отдел ШАБАКа по борьбе с террором и был вынужден покинуть этот пост после скандала с так называемым автобусом номер 300, речь шла о расстреле без суда и следствия пленных террористов. Именно Ицхак Рабин, чьим любимцем был Гиносар, дал ему неограниченные полномочия на территории ПА, поручив ему вести самые ответственные переговоры.
Услугами Гиносара в этом плане пользовались также Шимон Перес и Биньямин Нетаниягу, а Эхуд Барак просто сделал Гиносара своим доверенным лицом. Гиносар руководил закулисными переговорами в Кемп-Дэвиде.
Первым заподозрил неладное Ариэль Шарон, всегда Гиносару благоволивший - и вдруг резко его отдаливший от какой-либо деятельности, когда сын Шарона Омри заявил отцу, что деятельность Гиносара на территории ПА представляется ему весьма подозрительной. Сам Гиносар утверждает, что всё, что он делал, служило интересам Государства Израиль.

Радио Свобода, 5.12.2002

Йоси Гиносар – двойной агент

Новые материалы, представленные Бен-Каспитом в газете “Маарив”, поднимают вопрос о причастности Эхуда Барака и его окружения к деятельности Йоси Гиносара. После вступления в должность премьер-министра Эхуд Барак получал предупреждения о том, что деятельность Йоси Гиносара может нанести серьезный ущерб государству. Его предостерегали от привлечения Гиносара к дипломатической работе и проведения переговоров в Кемп-Дэвиде. Эхуд Барак знал все, но поступал вопреки рекомендациям.
Газета “Маарив” сообщает следующие факты. Эхуд Барак получил от генерал-майора А. письмо следующего содержания: “Я обращаюсь к Вам как к главе правительства, который обещал покончить с коррупцией и взяточничеством. Я надеюсь, что Вы не станете оказывать поддержку человеку, насквозь коррумпированному и утратившему всякие моральные ориентиры, такому как Йоси Гиносар”.
Генерал-майор А. в бытность свою командующим в секторе Газы собрал достаточно много информации о “деловой активности” Йоси Гиносара. Он читал донесения разведки, наблюдал, получал информацию из различных источников: от арабских бизнесменов, руководства ПА и спецслужб автономии. Не знал он только одного, что ему следует обо всем этом молчать.
Он добился личной встречи с главой правительства и рассказал ему о своих подозрениях в отношении Гиносара. Барак внимательно выслушал его, но из разговора можно было понять, что все эти подробности были ему известны. Он сказал: “Нет выхода. Я должен продолжать пользоваться услугами Гиносара. Таково условие Арафата. Он готов вести переговоры только при его участии. Арафат не готов принять никакого другого посланника”.
Бен-Каспит выразил сожаление по поводу того, что Эхуд Барак, в отличие от Ясера Арафата, не проявил твердости и не отстранил Гиносара от тайной дипломатической деятельности. Напротив, вскоре был отправлен в отставку генерал-майор, который “слишком много знал”. Более того, ему с трудом удалось отстоять свое доброе имя. Так расправились с тем, кто осмелился нанести ущерб “Абу-Джо”, Йоси Гиносару, любимцу Барака и Арафата.
Как стало известно нашему корреспонденту, до 1994 года Йоси Гиносар исправно отчитывался о своих деловых контактах с Арафатом и Мухаммедом Рашидом. С середины 1994 года он отчеты предоставлять отказался под тем предлогом, что является частным лицом и не может предавать интересы своих деловых партнеров. То есть, он ясно дал понять, что, предоставляя спецслужбам Израиля информацию о деловой активности ПА, он вступает в “конфликт интересов”.

15.12.2002

  • Бен Каспит Дело Гиносара - 2
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      
    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria