яюLink: gazeta/menu-an.inc

Борис Шустеф

О высшей израильской морали

После того как в ночь с 7-го на 8-е июля Израиль начал передислокацию войск на севере сектора Газы военизированное крыло Хамаса Изаддин аль Кассам провело в Бейт Лахии пресс-конференцию, на которой представители этой террористической группировки заявили, что её бойцы «победили израильскую армию». В качестве доказательства на пресс-конференции журналистам были продемонстрированы удостоверения личности «сбежавших израильских солдат».
Этому заявлению хамасовских боевиков не стоило бы придавать особого значения, если бы не разница в подходе к боевым действиям, которая очень чётко прослеживается в противоборстве между Израилем и палестинскими арабами. Арабы (с их мизерными по сравнению с Израилем возможностями) видят своей целью победу, а Израиль – сверхдержава Ближнего Востока – поиск компромисса, при котором арабы согласятся на нахождение Израиля на крошечной части Палестины.
И если, выступая 3-го февраля в мечети в Дамасске, лидер Хамаса Халед Машаль заявляет: «Разве вы не видите, что они предпринимают все попытки победить нас военным путём, но не достигают успеха. Израиль и оккупационные силы в Ираке обеспечиваются всем западным военным арсеналом и тем не менее они терпят поражение». То премьер-министр Израиля уверяет весь мир, что «Израиль устал воевать» и «хочет жить в мире со своими соседями», очевидно надеясь, что мир свалится Израилю на голову как манна небесная.
Однако то, что еврейское государство, обладающее огромной военной мощью, использует лишь её крупицы в противоборстве с арабами вместо того, чтобы идти на пользу Израилю, идёт ему во вред. И дело не только в том, что у арабов складывается впечатление, что Израиль не в состоянии с ними справиться, в результате чего их  боевой дух укрепляется, они с удесятерённой энергией продолжают борьбу с Израилем, и длящийся более ста лет конфликт вместо того, чтобы угаснуть, разгорается с новой силой. Но и в том, что Израиль сам постепенно забывает о том, что значит по-настоящему воевать.
Можно не сомневаться, что такие авторитеты военного искусства, как Сун Цзу и Карл фон Калузевиц на пушечный выстрел не подустили бы  к командным должностям подавляющее большинство сегодняшних израильских военных лидеров, чьё кредо выразил 28 июня в интервью газете The Jerusalem Post командующий израильской авиацией генерал-майор Элиэзер Шкеди, сказавший: «Если мы знаем, что террорист держит за руку своего сына – мы не стреляем. Даже если террорист в процессе запуска Кассама, и этот Кассам нацелен, чтобы убить. Мы не стреляем. .... И это грозная сила».  
Шкеди объяснил что террористы «устраивают свои лаборатории в зданиях, где в каждой второй квартире живёт гражданское население. ...Они 'одеваются' в защитную 'гражданскую броню' – для того, чтобы защитить себя, потому что знают, что мы действуем на пике высшей морали. Они окружают себя женщинами и детьми. Террористы способны усаживать собственных детей в машины, из которых они намерены запускать Кассамы по государству Израиль. Они способны брать своих детей на тренировочные террористские базы. [Их] цинизм состоит в запуске ракет из дворов домов, в метре от дома, когда очевидно, что если мы ответим на их удар, то попадём в дом. Мы всегда стоим перед этой дилеммой. ...Я очень горжусь, что мы высокоморальные люди».
Давайте попробуем осмыслить сказанное Шкеди. По его мнению высшая израильская мораль состоит в том, чтобы случайно не убить женщин и детей вражеской стороны, отчётливо осознавая, что в результате такого «благородства» могут погибнуть еврейские женщины и дети. И так как Шкеди уверен, что обладающий огромной точностью израильский снаряд ОБЯЗАТЕЛЬНО попадёт в цель и ОБЯЗАТЕЛЬНО убьёт и врага, и защищающий его «гражданский щит», в то время, как Кассам врага ВОЗМОЖНО не достигнет своей цели, то значит врага можно не убивать. Высшая израильская мораль оправдывает такой риск.
Это совершенно исковерканное понимание морали, на основе которого Израиль внушает человечеству, что жизнь арабов, на много порядков ценнее жизни евреев, привело к том, что мировое сообщество воспринимает гибель израильских евреев, как должное, в то время, как с Израиля спрашивают за каждый упавший с головы арабов волос.
Как написал 6 июля Виктор Дэвид Хэнсон: «Израиль всегда видится [мировым сообществом] как специальное исключение, которое почему-то получает то, что заслужило. Другие государства могут отвечать [врагу] безнаказанно, жестоко убивая тысячи мусульманских террористов, в то время как Израиль подвергается осуждению за то, что уничтожает несколько дюжин.
Когда в конце 1999 года русские штурмовали Грозный, погибли тысячи мусульман чеченцев. Однако пресса почти не издала ни звука. Баатистская Сирия расправилась в 1982 году с Мусульманским Братством, сметя с лица земли почти весь город Хаму, и убив возможно более 10 000 человек.  Почему-то в связи с этим не было потоков резолюцой ООН и массовых международных действий направленных на оказание помощи беженцам.
До сегодняшнего дня никто не знает окончательного счёта огромному числу убитых во время мусульманских беспорядков в Алжире. Дарфур, наконец-то, дождался того момента, когда ему посвящается несколько минут в теле-эфире, да и то после того, как дестяки тысяч были убиты. Однако, изральская 'осада' города Дженин на Западном берегу, где с обеих сторон погибло меньше 80 человек, была провозглашена 'геноцидом' теми на Ближнем Востоке, кто часто отрицает настоящий геноцид, унёсший жизни 6 миллионов евреев».
Стремление израильских военных лидеров жалеть врага за счёт собственных граждан полностью противоречит здравому смыслу. Война никогда не перестанет быть войной. Её страшная жестокая суть не изменится от того, что израильские генералы будут играть в благородные игры, жертвуя израильскими евреями. Как написал Карл фон Клаузевиц: «Давайте не будем притворяться, что есть генералы, которые побеждают без кровопролития. Если кровавое побоище являет собой ужасающее зрелище, то это лишь еще одно основание относиться с большим уважением к Войне, вместо того, чтобы все сильнее и сильнее затуплять наш меч чувствами гуманности, до тех пор, пока кто-нибудь не выйдет вперед с острым мечом и не отсечет нашу руку от туловища».
Менахем Бегин сказал, выступая с речью, 8 августа 1982 года: «не существует морального императива, согласно которому нация обязана бороться только в том случае, когда она припёрта спиной к морю или к пропасти. Такая война, может быть, предотвратит трагедию или даже Катастрофу для любой нации, но она приведет к неимоверным потерям жизней».
Рассуждения Шкеди о высшей израильской морали, выражающейся в том, что Израиль воздерживается от уничтожения врага, если тот держит за руку своего сына, свидетельствуют о том, что Израиль теряет ощущение реальности. Это не высшая мораль, а ущербная мораль галута, направленная на то, чтобы выглядеть «безупречным» в глазах врага. Провозглашая военную доктрину, базирующуюся на такой ущербной морали, Израиль ясно показывает врагу, как тот может его победить. Поэтому не стоит удивляться, если в скором времени мы увидим отряды арабских террористов с огнемётами и прочим оружием в руках и маленькими детьми, сидящими в их нагрудных или наспинных рюкзачках. С учётом того, что для арабских матерей нет большего счастья, чем увидеть своих детей, погибшими во славу Аллаха, такое развитие событий вполне вероятно.
Что станет делать израильская армия, когда столкнётся с таким врагом? Начнёт стрелять по этим воинам или воспользуется своей «грозной силой» и будет отступать по всем фронтам?  Зная, что Израиль ставит своей целью не победу в войне с арабами, а поиски мирного компромисса можно с большой долей вероятности предположить, что израильские генералы отдадут своим солдатам приказ к отступлению.
  Беда еврейского государства состоит в том, что за долгие годы галута, евреи забыли, что государство являет для народа непреходящую ценность.  Что к победе над врагом надо стремиться любой ценой, особенно над врагом,  открыто провозгласившим своей главной целью твоё уничтожение. Как полезно было бы перенести сегодня всех израильтян в Лондон в 10 мая 1940 года и ввести их на заседание Палаты Общин, где с речью выступал только что избранный на  это пост английский премьер-министр Винстон Черчиль.
Вот что он сказал: «Вы спрашиваете в чём состоит наша политика? Я скажу: она состоит в ведении войны на море, на суше, в воздухе со всей нашей мощью и со всей силой, которую нам может дать Бог, в ведении войны против чудовищной тирании. ...Такова наша политика. Вы спрашиваете: в чём наша цель? Я могу ответить одним словом – Победа. Победа любой ценой, победа, несмотря на весь террор,  победа, какой бы долгой и трудной ни была к ней дорога. Потому что без победы мы не выживем».
Другое дело, Черчиль мечтал о победе своего народа, что в понимании сегодняшних моралистов является свидетельством устаревшей морали и вряд ли достойно подражания.

9.07.2006

  • Другие статьи о войне и мире
  • Моше Фейглин Невинные граждане


  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      
    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria