Моше Фейглин

Автобиография

Я родился в Хайфе 29 Тамуза 5722 года (31.07.1962) у Эстер и Якова Фейглиных. Моя семья приехала в Эрец Исраэль во времена первой алии. Мой покойный дед был первым ребенком, родившимся в мошаве Метулла.

Начальное образование я получил в Реховоте, в государственно-религиозной школе "Тахмошет". Позднее я стал активистом движения "Бней Акива". Среднее образование я получил в йешиве "Ор Эцион", возглавляемой равом Хаимом Друкманом. Я выбрал специализацию по теме "Изучение Эрец Исраэль".

После окончания средней школы я пошел служить в армию. Четыре года я прослужил офицером в саперных войсках. Три раза за время службы в армии после дежурства меня сменял другой офицер - и сразу же погибал (в Ливане, в Шхеме и в Газе).

Важнейшее решение в жизни я принял 18 лет назад во время действительной службы - женился на моей жене Ципи. У нас с ней родились пять чудесных детей.

После демобилизации из ЦАХАЛа я основал бизнес, а пока он не начал приносить доход и надо было на что-то жить, мы с женой каждый вечер мыли полы и туалеты в разных учреждениях. Основанная мною фирма занималась наружным обслуживанием высоких строений.

В 5748 (1988) году мы переехали жить в Самарию и там построили свой дом. С приходом к власти Рабина я в состоянии шока наблюдал за тем, как разрушается все, созданное ранее, все, что нам дорого. Постепенно в мое сознание проник тот факт, что эта безумная ситуация не вызывает никакого адекватного ответа. Я основал движение "Зо арцейну" ("Это наша земля"), при этом запустив дела собственной фирмы. Мы затеяли операцию "Махпиль" ("Удвоение"). Мне удалось во всех поселениях Иудеи, Самарии и Газы сколотить активные группы, которые были готовы выступить одновременно и основать рядом с каждым населенным пунктом новое поселение. Это было смутное время, когда Рабин еще не встречался с Арафатом и общественное мнение еще не было готово к тому, что он посмеет пожать ему руку. Такая операция должна была водрузить могильный камень над готовящимися соглашениями Осло.

Из-за нерешительности определенных людей в Совете Поселений операция провалилась. Она была отменена, и соглашения Осло вошли в жизнь страны без реального сопротивления - а я потерял год работы. Я вернулся домой и попытался восстановить свой бизнес. Однако я не смог сосредоточиться только на своих делах и стоять в стороне, когда рушится страна. По прошествии года я вернулся к общественной деятельности в "Зо Арцейну" и организовал знаменитые пикеты на дорогах, которые летом 5755 (1995) года взбудоражили всю страну. Оказалось, что сопротивление национальному самоубийству оказывают не только несколько "пропеллеров". У правительства Рабина возникла серьезная проблема.

За участие в деятельности "Зо арцейну" меня судили, и я удостоился быть первым гражданином в демократическом государстве, которого за организацию ненасильственных демонстраций обвинили в "призыве к бунту". Несмотря на тяжелое обвинение я не согласился, чтобы меня представлял адвокат. Я защищал себя сам в течении двух лет, которые длился суд. Не просил и смягчения наказания, так как все время подчеркивал перед тремя судьями, что я полностью отвечаю за все свои действия (которые, разумеется были абсолютно ненасильственные). И добавлял, что сожалею только о том, что я не смог сделать еще больше.

Вместе со мной под судом находился мой друг Шмуэль Сакет и рав Бени Элон. Во время суда рав Элон был выбран в Кнессет и процесс против него был прекращен. Меня и Шмуэля приговорили к нескольким месяцам заключения, которые заменили общественными работами. Если учесть, что такое обвинение "тянет" на 10 лет тюрьмы, то можно понять, что судьи пришли к выводу, что наше нарушение не такое уж тяжкое.

(Я знаю, что и многие новые репатрианты, участвующие в деятельности "Зо арцейну" так же получили различные наказания. Так Иосеф Бегун, узник Сиона, провел трое суток в израильской тюрьме практически за то же "преступление", что и в России: он демонстрировал свое желание жить на еврейской земле в еврейском государстве. За крики на демонстрации "Требуем демократии!" мой сосед новый репатриант Виталий получил штраф в размере 500 шекелей. Думаю, что приехавших из России не должно удивлять, что такое вообще может произойти, но удивительно, что это происходит в демократическом государстве.

Во время судебного процесса мы с моим другом Моти Карпелем основали газету "Лехатхила" ("В начале"). В ней мы развивали идею о том, что сионизм основан на еврейском самоопределении, еврейской культуре и вере, и поэтому руководящие позиции должны занимать люди, понимающие важность еврейских ценностей, в частности, люди, которые не будут рассматривать Землю Израиля и еврейские святыни как предмет для какого бы то ни было торга.

Историю нашей борьбы я опубликовал в книге "Там, где нет людей". Книга эта не только о событиях, но и о мировоззрении. Тысячи экземпляров книги были проданы, и она была переведена на английский и русский языки.

После окончания судебного процесса и отбытия наказания я оказался без всяких средств к существованию и сразу же принялся искать работу. Вскоре я получил "высокий" пост - на башенном кране на 16-этажной высоте. Полгода я проработал крановщиком на стройке и удостоился чести быть редким представителем евреев среди всех народов мира, строящих нашу страну.

Но все это время в моем мозгу эхом отдавался вопрос, заданный Шимоном Пересом с трибуны Кнессета: " А какова ваша альтернатива?" И хотя газета "Лехатхила" сделала свое дело, я чувствовал необходимость создания исследовательского института, который займется изучением вопроса о том, что должно собой представлять современное демократическое еврейское государство и как оно должно функционировать.

Я спустился с подъемного крана и основал "МЕКИМИ" - центр изучения и развития еврейской государственности. Сегодня этот центр включает себя около 40 докторов наук и университетских профессоров, а так же несколько раввинов. Их объединяет то, что на первое место они ставят не территориальные, оборонные или гидрологические проблемы государства Израиль, хотя эти проблемы безусловно важны. Главные проблемы - это проблема самоидентификации и проблема того, сможем ли мы оставить детям в наследство еврейское государство или нет. Желание определенных кругов общества избавиться от тех или иных частей Земли Израиля логически вытекает из их желания избавиться от еврейской самоидентификации и выхолостить еврейский характер государства.

***

Три месяца назад ко мне обратились с неожиданной идеей выставить свою кандидатуру на выборах председателя Ликуда, и таким образом появилась потенциальная возможность воплотить в жизнь идеи, которые мои друзья и я развиваем в многочисленных статьях и выступлениях на протяжении последних пяти лет - идеи превращения Израиля из все менее демократического и все менее еврейского по своему характеру государства, просто населенного евреями, в истинно демократическое государство, основанное прежде всего на еврейских ценностях.

И я молюсь, чтобы дал нам Творец мудрость, силу и скромность осуществить этот проект наилучшим образом.