Лаборатория Яновского

Вот уже почти два месяца с национальной повести дня не сходит тема социального протеста. И творог у нас дорог, и врачам плохо платят и цены на квартиры зашкаливают. В этой ситуации мне захотелось узнать мнение профессионала - экономиста много лет занимающегося изучением экономических реформ и последствий государственного регулирования экономики и перераспределения доходов населения. Доктор экономических наук Моше Яновский уже более 10 лет работает в Институте Гайдара - институте, бывшем основным "мозговым центром" наиболее радикальных перестроечных реформ и ставшем их символом. Анализируя социальные выплаты, он, как сыщики в детективах, ищет в первую очередь ответ на вопрос: qui prodest? (кому выгодно), или, говоря по научному, изучает группы интересов и проблемы общественного выбора. Факты свидетельствуют о том, что большая часть государственного "социала" в долгосрочной перспективе не приносит пользы бедным, а только подрывает стимулы активных и способных зарабатывать людей. Пользу такая политика приносит только гос.чиновникам, чья власть возрастает многократно. Перераспределяя государственные деньги, они получают мощные рычаги для манипуляции широким, но малосостоятельным электоратом.
Тем, кто прежде жил под властью всеперераспределяющего советского государства, этот феномен знаком не понаслышке. Но механизм проявлений этого феномена в странах с относительно свободной экономикой и либеральным режимом намного сложнее и не так очевиден. Выявляя его, доктор Яновский написал и опубликовал уже более 50 книг и статей. Недавно увидел свет еще один сборник, в котором почетное место занимают статьи Яновского о социальных проблемах, появляющихся вследствие вмешательства государства. Называется сборник: "Просуществует ли Запад до 2084 года?".



- Моше, что значит этот вопрос и как на него отвечают авторы?

- В 1969 году Андрей Амальрик написал пророческое эссе под названием "Просуществует ли Советский Союз до 1984 года? ", в котором предсказал крах советской тоталитарной системы. Мы в этой книге анализируем слабости свободного общества и угрожающие ему опасности, и мы уверены в его жизнеспособности. Безусловно, принципы свободы и ответственности, лежащие в основе цивилизации Запада и пришедшие из иудаизма, переживут 2084 год. Вопрос состоит в том - какой ценой? И это зависит он нас с вами - людей, которые работают, несут на себе налоговое бремя и служат в армии.

- Вы принимали активное участие в "перестройке". Можно ли сравнить тот массовый протест против коммунистов в Москве 1991 года, например, с нашим "палаточным протестом" на бульваре Ротшильда?

- Там, в августе 1991-го, люди вышли под пули, и было совсем не очевидно, что число убитых ограничится четырьмя достойными людьми. Люди вышли для того, чтобы им не мешали жить достойно. Не мешали самим построить свою жизнь. Самим зарабатывать, учиться, предпринимать. К сожалению большая часть их надежд не реализовалась. Однако, все, чем нынешняя Россия отличается в лучшую сторону от брежневского Совка - их заслуга.
Здесь палаточники вышли под бурную овацию множества СМИ. Их осыпают комплиментами и почему то восхищаются их отвагой (как будто идея призвать войска, чтобы расстрелять борцов за "социальную справедливость", вообще у кого то может возникнуть). Да, "ротшильдовцы" тоже требуют, чтобы им ДАЛИ жить достойно, но чтобы их благополучие при этом обеспечил кто-то другой. Они желают, чтобы им дали немедленно и наличными, пускай за счет экспансии госдолга, роста налогов и разрушения национальной экономики.

- Вы верили тогда в то, что в России можно построить современное либеральное общество?
Я думаю, что в принципе это возможно везде. Но я уже тогда предполагал, что окно благоприятных возможностей в России может захлопнуться очень быстро. Однако поскольку коммунистическая власть заметно ослабела, появилась возможность отсрочить это "закрытие окна возможностей". Это было и заманчиво и интересно, да и просто хорошо для граждан страны. В том числе и для меня. Правда и поработать для этого пришлось изрядно - на выборах и референдумах начиная с конца 1988 г и до 2003-го. Чем я только не занимался - от координации добровольцев и наблюдателей на уровне района до работы в штабе Союза Правых Сил в кампании 1999 года.
Ну, а как профессионал я тогда работал в антимонопольном ведомстве при российском правительстве. Нам приходилось бороться с другими госорганами, норовившими организовать или защитить монополистические преимущества дружественных им фирм. Например, тогда было немало попыток приватизировать торговлю не отдельными магазинами, а целыми "трестами" и "главками". Нашему антимонопольному ведомству удалось этого не допустить. Было так же немало попыток навязать такие требования участникам рынка, которые не защищали права потребителя, зато давали заведомые преимущества некоторым определенным фирмам. Забавно было смотреть на юристов старой советской школы. Большая их часть с огромным трудом адаптировалась к новому законодательству, они выезжали на старых связях в милиции и прокуратуре. К нам они приходили, держа в руках популярные брошюрки типа "антимонопольный закон в вопросах и ответах" или "Приватизация в картинках", вместо того чтобы просто взять и прочитать тексты соответствующих законов. Вот такое у них было образование.

- В 2003 г вы закончили аспирантуру Высшей школы экономики. Какой темой вы там занимались?

- Я исследовал, от чего зависит успех экономических реформ. Может ли политическая активность и, если да, то как именно повлиять на успех или неудачу реформ? И, кажется, тут удалось получить полезный и интересный, хотя на первый взгляд тривиальный результат. Оказалось, что если большая часть избирателей хочет освободиться от опеки государства и готова рассчитывать только на себя, то шансы повысить свое благосостояние растут у всего населения, то есть даже у тех граждан, кто сам добиться успеха не в состоянии.
Так статистика постсоциалистических стран показывает, что быстрее перестроили свои экономики и добились наилучших экономических показателей те страны, в которых пользовались поддержкой населения и пришли к власти партии, поддерживающие свободный рынок. Например, наивысший показатель подушевого валового продукта в Эстонии, где обычно на выборах правые конкурировали с еще более правыми. Польша (где сейчас за власть конкурируют две правые партии а бывшие коммунисты внизу с большим отрывом) демонстрировала рост ВВП при высокой стабильности экономики даже во время последнего кризиса. Те страны, в которых доминировали партии без внятной идеологии или к власти пришли радикально левые, напротив, забуксовали. Так Ельцин часто подписывал едва ли не взаимоисключающие указы в сфере экономической политики (в 91-93 гг они по постановлению Съезда депутатов имели силу закона). Одни - об универсальных и жестких правилах приватизации. Другие - о бесконечных исключениях из этих правил. Первые лоббировались реформаторами, такими как Гайдар и Чубайс. Другие - "силовиками" и советской школы "хозяйственниками" (Лобов, Скоков, Коржаков). Черномырдин колебался. Сначала чаще примыкал к "хозяйственникам". Потом, после обвального падения курса рубля 11 октября 1994 года все чаще поддерживал реформаторов. Как горько шутил Гайдар - "у Виктора Степановича самое дорогое экономическое образование в мире".
При этом сказки про пьянство и неадекватность Ельцина ничего не объясняют. Нередко Борис Николаевич находил к чему прицепиться в проекте закона, причем, находил грамотно. Наше руководство (а работал я до конца 1995-го в Госкомимуществе) после этого устраивало нам разносы. Реальное объяснение этих зигзагов совсем другое. Чуткий популист, Ельцин пытался поддерживать широкую коалицию плохо совместимых сил зачастую с противоположными целями и интересами. Потому что и на выборах в 1991-м и в 1996-м и на референдуме 1993-го те 53-57%, которые он получал только такой разношерстной коалицией и собирались.

- C 2000 года и до сего времени Вы являетесь ведущим научным сотрудником и заведуете лабораторией в Институте имени Гайдара. Чем ваша лаборатория занимается?

- Лаборатория, которой я заведую, изучает влияние политики, права, государственных структур, общественной морали ("институтов") на экономический рост.
Мы изучаем действие экономических стимулов - как они влияют на выборы и гражданскую активность избирателей; экономическую подоплеку террора, конфликт интересов в политике и экономике, связь экономики с моральными нормами и многое другое. Так, нам удалось доказать связь между государственными усилиями по помощи семье, детям и женщинам и кризисом семьи. Например, оказалось, что в США в тех штатах, в которых быстрее растут бюджеты и численность "детозащитных" служб, - быстрее снижается рождаемость. В странах, где государство предпринимает особые усилия по "защите прав женщины в браке", женщине становится все труднее выйти замуж.

Сегодня Моше Яновский продолжает работать в институте Гайдара, посещая Москву 2-3 раза в год. Пригодились его таланты экономиста и в Израиле. Доктора Яновского в качестве научного сотрудника на неполную ставку принял Иерусалимский институт рыночной экономики (JIMS). Там Яновский читал лекции по политэкономии сотрудникам института (в частности по политэкономии терроризма), а также писал сам или переводил на русский аналитические исследования института для русскоязычного населения Израиля.
Яновский рассказывает, что работая в JIMS, он исследовал заказанные институтом опросы общественного мнения, проводимые среди евреев-израильтян. Среди результатов его приятно удивили базовые этические представления внушительного большинства евреев Израиля. Так на вопрос о факторах экономического успеха 90% респондентов назвали хорошее образование, 88% - личные амбиции, 76% - трудолюбие. Лишь 45% отнесли к таким факторам унаследованное богатство. В 2010-м году по заказу Министерства абсорбции Яновский подготовил отчет об экономическом вкладе алии 90-х в Израильскую экономику.

- Моше, что вы считаете главным в Вашем отчете?


- Анализ статистики показывает, что именно Большая алия послужила "триггером" для частных инвестиций в израильский "хайтек". До этого львиную долю расходов на науку и технические разработки составляли прямые или косвенные вложения из бюджета, такие как финансирование оборонной промышленности с ее высокими технологиями и университетские исследования. Массовая алия привезла с собой, образованных ученых и талантливых инженеров. Они были готовы много и хорошо работать за относительно небольшие зарплаты. Рынок немедленно отреагировал на это ростом частных коммерческих инвестиций в область высоких технологий. Так, например, общие расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки в стране по сравнению с 1990 годом утроились. При этом более 70% составляют частные коммерческие инвестиции (не считая частных грантов на исследования). Появились во множестве филиалы крупнейших американских компьютерных и софтверных фирм и израильские старт-апы. Они придали экономике Израиля динамизм и завидную устойчивость, несмотря на высокие налоги и изрядные административные издержки ведения бизнеса. Так последний экономический кризис 2008-2009 годов, сильно ударивший по Европе и Америке затронул нас только в малой степени. В общем, можно сказать, что "хайтек" сегодня является основным двигателем израильской экономики.

- Актуальный вопрос - что вы думаете про нынешний "палаточный протест"?

- Лидеры "палаточников" предлагают грабить богатых и будущие поколения, перераспределяя награбленное в пользу отнюдь не самых бедных. Предлагают увеличить государственный долг, расплачиваться за который придется не только нам, но и нашим детям и внукам. Все это не просто грабеж, это худшая из всех возможных форм грабежа - с использованием государственных институтов для отъема денег.
Не говоря уже о том, что безудержный рост пособий в сочетании с прежней политикой депортации евреев из Иудеи и Самарии и приемом африканских нелегальных иммигрантов приведет к такому росту цен, который "поглотит" почти все субсидии. Массы новых квартирантов будут давить на рынок жилья, что приведет к повышению цен. Приученное поддаваться политическому давлению - и справа (в пользу депортированных евреев) и слева (в пользу африканских нелегалов) правительство раскошелится (то есть напечатает еще денег и они обесценятся). Эта инфляция, при потере доверия граждан к национальной валюте, вполне может не просто уничтожить искусственный рост доходов. Она угрожает "проглотить" и часть уже имеющихся у людей доходов.
От нас требуют забыть весь опыт человечества с десятками масштабных социалистических экспериментов, неизменно заканчивавшихся драматическим снижением качества жизни. Зачем помнить об этом, когда новые экспериментаторы уже готовы взяться за руль…
Правительство предлагает сократить административные издержки (то есть бюрократию), чтобы этим ускорить строительство и понизить цены на жилье. Это предложение вызывает ожесточенную критику со стороны левых "околопалаточных" организаций. Более того, они даже вступаются за бедных бюрократов. Ведь, по их мнению, только бюрократы (а вовсе не конкуренция и репутация фирм) охраняют национальные достояния и безопасность.

- Какое бы вы предложили решение проблемы?

- Сегодня у нас 93% земли принадлежит государству. Давно обещанная приватизация земли позволит создать нормальный рынок недвижимости и облегчит реализацию проектов в жилищном строительстве и не только.
Что касается монополии "тайкуним" (финансовых магнатов, олигархов), то ее не существует без государства защищающего "тайкуним". Олигархия - порождение государства, дающего привилегии и защищающего монополию. Чтобы предотвратить монополию, должны быть четкие законы, открытая конкуренция и минимум бюрократии при получении разрешения на строительство.
Отмена запретов еврейского строительства в Иудее и Самарии, то есть в самом географическом центре страны, где имеется значительный резерв свободных земель, так же снизила бы остроту проблемы.
Если же мы говорим вообще о социальной помощи - то это в первую очередь должна быть традиционная для евреев добровольная благотворительность. Сосед лучше чиновника понимает нужды соседа. К тому же он не получает зарплату за "организацию" своей же помощи. Эффективность такой прямой помощи несравнимо выше государственной.
Левые же вместо помощи ближнему через традиционную для евреев частную, общинную благотворительность навязывают нам государственную "благотворительность". То есть, если хорошему еврею жалко соседа, он ищет способ помочь ему за свой счет. Если левому жалко соседа - он ищет способ помочь ему за чужой счет. В конечном итоге тоже за счет того же хорошего еврея.

- Скажите, Моше, это только у нас, наученных горьким советским опытом социалистические идеи "палаточников" вызвают стойкое отторжение?

- Вовсе нет. Многие израильтяне готовы подписаться под статьей Амира Вайтмана, опубликованной на экономическом сайте "Тахлес", принадлежащем "7 каналу". "Меня тошнит от свиного рыла социализма", - пишет Вайтман. Капитализм дает больше свободы, поэтому он более нравственен, утверждает Вайман и сообщает об учредительной конференции нового неполитического либерального движения. Подробности об этом движении можно прочесть на сайте http://www.liberal.co.il

Интервью взяла Ася Энтова

"Вести", 15.09.2011



  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria