яюLink: gazeta/menu-an.inc

Моше Яновский

Цена "гарантий безопасности"

В последние десятилетия угроза потери американской помощи стала одним из ключевых аргументов во внутриполитических дискуссиях в Израиле. Им объясняют бесчисленные шаги правительства, очевидно вредящие нашей безопасности, да и просто национальному достоинству. Что с учетом восточного менталитета наших соседей строго равносильно дополнительному снижению безопасности (униженный, значит слабый, следовательно добей его!). К сожалению, очень редко встречаются работы, в которых проблема освещается не вне заранее заданной идеологической задачи поддержать "мирный процесс". Так попробуем же начать разбираться, что на самом деле представляет из себя американская помощь. Соответственно - насколько обоснованы аргументы тех, кто требует от нас идти строго определенным в 1992-95 гг. курсом под угрозой лишения этой помощи.

Гарантии по кредитам

Начнем с количественно незначительного компонента американской помощи. Это гарантии по кредитам. Скромные фактически выделяемые США суммы (точнее сам факт их выделения) позволяют Израилю занимать по несколько миллиардов в год по ставке существенно ниже, нежели без таких гарантий. Рекордом последнего десятилетия было обеспечение американскими правительственными гарантиями займа в 9 миллиардов долларов в 2002-м году (примерно 7% тогдашнего ВВП). Казалось бы, речь идет о действительно жизненно важном для страны источнике. Это очень важный для понимания всей природы помощи пример. Каждый из Вас хорошо понимает на опыте семейного бюджета, что если жить по средствам, то нужды ни в помощи, ни в кредитах не будет никакой, зато возможности взять кредит на приемлемых условиях растут. И, наоборот, при крайней, отчаянной нужде занять можно только на самых тяжелых условиях или вовсе невозможно.
Но давайте проанализируем, почему нам приходится прибегать к кредитам. Мы прибегаем к займам вовсе не из-за непомерных расходов на оборону, а потому что наше государство пытается решать всевозможные проблемы, кроме безопасности, которыми, в принципе, государство заниматься не обязано, а обязано заниматься общество. Такие вопросы как проблемы семьи, образование, помощь нуждающимся - государство с его бюрократическим аппаратом, решает либо плохо, либо очень плохо. Взваливая на себя непосильные задачи, наше государство не в силах надлежащим образом обеспечить то, что кроме него никто сделать не в силах: оборону, безопасность и правосудие. Зато под все эти задачи государство очень хорошо собирает деньги с налогоплательщиков. Мы с Вами (как гражданское общество) можем сами позаботиться о себе, о семье, об образовании и помощи бедным, и заставить государство не мешать нам самим решать наши проблемы и, в соответствии с сокращением его задач, ограничить свои расходы. Тогда государство легко сможет погасить огромные долги (а выплаты по долгам и проценты по ним - самая большая компонента бюджетов последних лет), и любая иностранная помощь в получении новых кредитов станет для Израиля совершенно неактуальной. Такое "компактное" государство будет укладываться без дефицита в доходы при ставках налогов в разы меньших, чем нынешняя максимальная ставка подоходного налога. То есть гарантии по кредитам - этот вроде бы важный компонент помощи - есть лишь признак нашей с Вами общей (общегосударственной точнее) безответственности и неорганизованности, а вовсе не жизненной необходимости.

Военная помощь

Теперь посмотрим на наиболее часто упоминаемый компонент американской помощи - военную.

1. Помощь нам обусловлена помощью нашим врагам
По данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI), регулярно публикующего статистику военных расходов, Израиль получил в 2008-м фактически военную помощь на 2,4 миллиарда долларов. В 2009-м бюджетом США также было предусмотрено (с. 800) выделение военной помощи :
2,4 миллиарда Израилю (в 2008-2009-м это составляло примерно 1,5% от Валового внутреннего продукта Страны и около 20% военных расходов); 1,3 миллиарда Египту, 300 миллионов Иордании. 415 миллионов гражданской помощи Египту (с. 798). Сотнями миллионов исчисляются суммы выделяемые Автономии.
Разумеется, это далеко не все, что полагается нашим соседям. Не буду перегружать читателя цифрами, но общий вывод очевиден. Сумма военной и гражданской помощи арабам (а последняя просто замещает минимальные расходы арабских вождей на нужды не слишком волнующего их населения), по меньшей мере, не уступает помощи Израилю. При этом Израиль имеет свою первоклассную военную промышленность, а они нет. Поэтому значимость внешней помощи для нас принципиально отличается. Для соседних арабских стран эта помощь - жизненно важный фактор их военного потенциала. Для Израиля - заметное подспорье, но не более того. Однако эти - наиболее очевидные обстоятельства - далеко не все что мы получаем "в нагрузку" к помощи.
Решение о том, что именно Израиль будет закупать на эти деньги (естественно, только в США, а не на открытом конкурсе) принимается по согласованию с правительством США. Продажи обуславливаются, таким образом, интересами тех или иных групп в американском руководстве. Эти интересы приводят к тому, что даже на приобретенное в таком вот "закрытом распределителе" вместо огромного каньона с большим выбором оружие накладываются политически мотивированные ограничения. То есть, нам предписывают в кого можно стрелять, но не сильно, а в кого стрелять нельзя вовсе.

2. Блокирование развития израильских оружейников
Весь бюджет оборонного ведомства Израиля по условиям сотрудничества становится открытым формально дружественной державе. Интересы которой, однако, может представлять отнюдь недружественный евреям чиновник. Это значит, что реальная полезность выделенных нам 2,4 миллиарда намного ниже, чем номинальная сумма. Я уже и не говорю про возможности американских конкурентов блокировать возможности развития израильских оружейников, используя гос.помощь в качестве рычага. Об этом уже написано немало, вспомним хотя бы закрытие знаменитого проекта самолета Лави.

3. ЦАХАЛ со связанными руками
Наиболее значимое и опасное последствие принятия помощи, которая увязана с деятельностью внутренних интересантов, - это навязываемые нам ограничения на способы ведения военных действий. Этот набор ограничений на государство и Армию обороны резко снижает эффективность ВСЕЙ военной машины страны. Представьте себе "армию мечты" наших левых: "умная армия" с новейшими высокоточными вооружениями. Добавьте к этому воображаемое или реальное ядерное оружие. Какой ото всего этого толк, если и мы, и наши враги уверенны в том, что использовать любые наши военные преимущества мы не можем. Не можем в силу извращенной морали, изуродованного военного права и правоприменительных практик. Даже обычное вооружение или простой кулак могут дать повод к обвинению в избыточном или ином незаконном применении силы. Такие условия - очевидно приобретение весьма сомнительного свойства. Накачанный и вооруженный до зубов спецназовец легко может стать жертвой трех агрессивных подростков, если под угрозой уголовного преследования будет бояться применить против них силу. А щуплый старичок с пистолетом, не обремененный страхами и сомнениями, готовый стрелять, не дожидаясь побоев, имеет неплохие шансы выйти из столкновения победителем. Так и Цахалу не поможет никакое оружие из США, если оно связывает ему руки. И обычные танки и автоматы могут поставить врагов на колени, если решимость их применять неограниченна и известна врагу. Об этом последствии "условий получения" помощи много говорилось еще в 90-е годы. В списке реформ, на которые так и не решился Нетаниягу, отказ от американской военной помощи занимал не последнее место.
И это хорошо понимают те в израильской самозваной "элите", кто связывает руки армии. Только они, очевидно, озабочены не интересами безопасности обычных граждан, как мы с Вами.

Кому в Израиле выгодна программа американской помощи?

Это конечно, в первую очередь, лица, занятые в реализации программы. Их совсем немного, однако, это не значит, что их влияние в стране незначительно. Они - плоть от плоти нашего лево-ашкеназского истеблишмента, перед которыми открыты все двери. Они решают любые проблемы вне зависимости от партийной принадлежности премьера. На их стороне суды и прокуратура. На них изо всех сил работает пул "миролюбивых" СМИ, большая часть которых оплачивается налогоплательщиком. В их руках мощный инструмент - они всегда могут договориться за спиной Правительства о том, чтобы американская сторона оказала давление на строптивого премьера.
Гораздо более широкий слой интересантов - это люди, сами материально никак от программ помощи возможно и не зависящие, однако зачастую непосредственно связанные с другими щедрыми программами - грантами европейских правительств на левозащитную деятельность.
Говоря грубо, но откровенно, это успешные люди из среды, в которой была воспитана Анат Кам, выкравшая секретную армейскую информацию об операциях по обезвреживанию террористов для опубликования. Те, для которых ценности свободы выражаются не в приоритете интересов гражданина над интересами государственного аппарата. А в приоритете своих частных интересов над интересами своих сограждан. Каковая концепция слегка маскируется мантрой "об архаичности национального государства" (а раз оно какое-то "архаическое" то и хранить ему лояльность не обязательно; а интересы недобитого убийцы - террориста в глазах иного судьи или той же Анат Кам, которая ссылается на такого судью, выдавая государственную тайну, стоят уж точно не ниже интересов защиты наших с Вами жизней).
Проблемы, связанные с ситуацией, когда государство имеет источники финансирования независимые от своих граждан - налогоплательщиков хорошо известны из истории. У такого государства появляется возможность пренебрегать своими налогоплательщиками (классический вариант - нефтяные монархии, характерен недавний пример России, где нефтяная рента содействовала сворачиванию демократических институтов). Конкретные стимулы к недружественному обществу поведению, порождаемые многолетней программой американской помощи хорошо описаны в работе Юваля Левина "Американская помощь на Ближнем Востоке: трагедия добрых намерений" 9 лет назад.
Постоянные апелляции интересантов к угрозе потери поддержки США в сочетании с призывами к правительству США не стесняться в использовании этой помощи как рычага давления подчеркивают еще один компонент политической цены, которую мы платим за "помощь". Принимая ее мы низводим партнерские союзнические отношения к зависимо-союзническим. Насколько "старшие партнеры" склонны ценить такого союзника понятно из сравнения Чехословакии и Финляндии. Первая имела и мощную прекрасно вооруженную армию и гарантии союзников. Вторая практически ни того ни другого. Но первая опустила руки под давлением своих же союзников - гарантов. А вторая отчаянно сопротивлялась Советской агрессии. Никто даже и не подумал всерьез о нападении на Германию, когда та вероломно захватила Чехословакию, растоптав договоренности Мюнхена. Зато помощь войсками Финляндии реально обсуждалась в 1939-начале 1940-го правительствами Великобритании и Франции. Сами эти обсуждения, весьма вероятно, стали фактором предложения Сталиным мира Финляндии в ситуации, когда военные возможности крохотной миролюбивой нации были практически исчерпаны.
Для нас это очень полезный исторический урок. При всем добром к нам отношении американцы не будут воевать за нас. А это значит, что цена их "гарантий безопасности" не выше чем цена англо-французских гарантий Чехословакии.

Кто из американцев и как заинтересован нам помогать?

На первый взгляд, ответ очевиден - в этом заинтересованы и Правительство и народ США. Реальность принципиально иная. Легко догадаться, что господина, с удостоверением личности на "Народ США" (или, условно говоря, идеального типичного американца, или лидера, единолично принимающего все решения об отношениях с нами) не существует в природе. Реально существуют избиратели. Но они выходят на сцену раз в два года. Есть пестрая картина двух больших коалиций - партий в Конгрессе. Есть администрация президента. И есть многочисленные достаточно автономные ведомства с собственными интересами. Точнее - с интересами занятых в них бюрократов.
В интересах безопасности населения США должны нанести такое же поражение исламистам, как нацистам и японцам в 1945-м. В чем-то ("прицеливание" при ударе) это сложнее, но в чем-то и проще (наличие более чем достаточной для смертельного удара мощи). То есть интересы избирателей совпадают с нашими. Не удивительно, что наиболее зависимые от избирателя федеральные политики - конгрессмены - наиболее дружественны Израилю. Пример с дубайской фирмой DP World выигравшей тендер на обслуживание американских портов показал, что достаточно было информации об арабском происхождении капитала, чтобы Конгресс заблокировал эту сделку несмотря на активную поддержку администрации (Дж.Буша младшего, 2006 г.). То есть американцы, по-прежнему, мягко говоря, не доверяют арабам.
Разумное и преследующее интересы не только переизбраться на следующий срок, но и защитить своего избирателя руководство исполнительной власти США заинтересованно в сильном, пугающем арабов (и не только их) Израиле. Такой союзник, на которого можно опереться и для "сдерживания" которого можно предлагать высоко ценимые посреднические услуги, торгуясь "с позиции силы". Но это в теории, а на практике, как мы знаем, руководство исполнительной власти США может и не быть ответственным. Особенно если связь с избирателями ослаблена. Чему примером служит президентская кампании Барака Обамы на выборах 2008 года. Эта кампания не имела аналогов в послевоенной истории США по неравноправию участников . В силу таких обстоятельств избрания зависимость президента от тех, кто обеспечил ему "режим наибольшего благоприятствования" необычно сильна, а перед избирателем - наоборот.
Военное ведомство также заинтересовано в Израиле как в сильном союзнике, руками которого можно "таскать каштаны из огня". Отчеты об использовании поставленного оружия дают отличный материал для военно-технического анализа и солидную экономию (к примеру, моторесурса дорогой техники - так, для получения данных о многих характеристиках становится необязательно гонять свою технику, подвергая ее износу).
В интересах Государственного департамента же - решать все проблемы путем переговоров. Точнее - в интересах этого ведомства сами переговоры как таковые. Они - способствуют усилению этого ведомства, и, поэтому являются для него самоценными. Госдепу сильный Израиль вовсе не обязателен. Как и позиция силы на переговорах. Ведь имея такую позицию естественно свести переговоры к зачтению условий слабой стороне, получению ее подписи и последующей передачи заключенного договора бумаги разведке и военным с тем, чтобы они проследили за неукоснительным исполнением условий капитуляции. Роль переговорщика снижается. Другое дело переговоры "в духе равенства" когда сильнейший с плохо объяснимым упорством пытается ослабить свои позиции и потом долго и с явным удовольствием проводит торги. Чем более длительные и сложные переговоры - тем лучше вне зависимости от результатов. Политика Генри Киссинджера представляет собой классический пример этого: долгие переговоры с Северным Вьетнамом; полная сдача позиций коммунистам; нобелевская премия мира и в завершение - поглощение союзного США Южного Вьетнама Северным без малейших проблем лично для "успешного" переговорщика.

Слухи, "помощь" и действительность

Напоследок, давайте вспомним, сколько раз израильские СМИ распространяли, скажем так, не вполне достоверную информацию о благах ожидающих Израиль:
- как вознаграждение за реализацию "мирных" договоренностей с ООП;
- за жесты доброй воли, в частности, за передачу ООП месторождения газа;
- за осуществление одностороннего размежевания т т.д. и т.п.

Ни в одном из случаев вознаграждения не только не последовало, но даже и не было предусмотрено . Этот пример показывает, как просто устроен еще один из механизмов использования внешней помощи в качестве политического рычага. Для него собственно даже и сама помощь не обязательна.

Выводы

Помощь США - это, прежде всего, помощь, которую американские бюрократы оказывают израильским интересантам. Последние используют помощь или, точнее, угрозу ее прекращения как инструмент давления на народ и демократически избранные власти. Вред от нее очевиден и, по всей видимости, многократно перекрывает немалую только на первый взгляд пользу. Одновременная отмена помощи Израилю и нашим недружественным соседям - политически вполне реализуемая, потенциально вполне популярная и привлекательная для Конгресса США мера, за которую стоит бороться, прежде всего, самим евреям. Эта мера заметно усилит преимущество Израиля. Особенно в сочетании с давно обсуждавшимися экономическими реформами, на которые никак не может решиться наш премьер из страха перед теми же интересантами, профсоюзами и прикормленными бюджетом дельцами.

д-р Моше Яновский - заведующий лабораторией Института экономики переходного периода (Москва), научный сотрудник Иерусалимского института рыночной экономики


"Вести", 29.04.2010


  • Другие статьи о взаимоотношениях Израиля и Америки
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      
    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria