яюLink: gazeta/menu-an.inc

Александр Свищёв

Религия и демократия в современном обществе


            Многие почему-то считают, что в демократических странах религия всегда отделена от государства. В действительности это не так. Существует ряд демократических стран, где это не так: Великобритания, Швеция, Норвегия, Германия, Бельгия, Израиль. Россию к демократическим странам относить не будем, но и там религия от государства отделена не полностью.
               В чём это проявляется? В конституциях Норвегии и Швеции прямо записано, что государственными религиями этих стран является лютеранство, а король – глава церкви. Это уже ведёт к подавлению религиозной свободы как минимум одного человека: короля. Ведь король не может быть атеистом или католиком. Кроме того, глава церкви является и главой государства. Конечно полномочия его не очень большие, не больше, чем у нашего президента. А как бы вы посмотрели на то, чтобы должность президента Израиля попеременно занимали наши главные раввины? Конечно, вы можете сказать, что наоборот, президент должен одновременно исполнять обязанности главного раввина, но это противоречит законам иудаизма (а принципам лютеранства не противоречит). Хотя другие конфессии Скандинавии обладают полной свободой, лютеранство всё же имеет некоторые материальные преимущества.
               Сходное положение существует и в Великобритании. Конституции там нет, но по существующим законам, англиканская церковь является государственной, а король - глава её. А ещё в Великобритании существует палата лордов. Палата, в которой по должности заседают несколько англиканских епископов. И только англиканских. Покойный лорд Якубович, главный ортодоксальный раввин Англии, получил пэрство лично, его преемник лордом не является. А как бы вы посмотрели, если бы в кнессет избирались только 118 депутатов, а два места, без выбора, занимали бы наши главные раввины?
               А ещё совсем недавно, в Х1Х веке, в Великобритании практиковалась дискриминация представителей других конфессий. Депутаты парламента обязаны были приносить присягу на верность англиканской церкви. Ротшильд трижды избирался в парламент и не мог в нём заседать. Католикам было не легче. А ещё в начале ХХ века все англичане должны были платить специальный церковный налог на поддержание англиканской церкви. Евреи, католики и диссиденты тоже (атеистов юридически просто не существовало). И всё это время Великобритания считалась демократической страной. И не просто демократической, а светочем демократии, образцом для подражания всей либеральной Европы!
               В Германии и Бельгии государственной церкви нет. Там существуют  четыре «признанные общины»: католики, протестанты, евреи и мусульмане. В конституции указано, что государство обязано оказывать гражданам религиозные услуги (и их финансировать). Частично финансирование идет прямо из бюджета, частично за счёт специального церковного налога, который платят граждане, записанные в общины. Правда каждый человек может явиться в министерство внутренних дел и выписаться из общины, но тогда он теряет право на получение религиозных услуг (право заключить религиозный брак, право на погребение по религиозному обряду). Согласных на это крайне мало. А если бы в Израиле людям сказали: вы можете отказаться от религии и не платить часть налогов (специального церковного налога в Израиле вообще нет), но лишаетесь права делать обрезание своим детям, и в синагогу вас не будут пускать даже на Йом-Кипур – многие бы на это согласились?
               А вот в Италии религия от государства отделена. Сегодня. А раньше права католической религии определяла не конституция, а Латеранский договор, заключённый ещё при Муссолини и продолжавший действовать до середины 80-х годов. Совсем недавно, уже при нашей жизни. Согласно этому договору Римский Папа имел право выносить обязывающие галахические решения (или как это там, у католиков называется) по всем вопросам общественной жизни, в том числе и по вопросу формирования правительства. И это был международный договор с Ватиканом, который Италия даже не могла расторгнуть в односторонним порядке! А как бы вам понравилось если бы наши главные раввины решали, какую партию можно включать в правительство, а какую нельзя (Шинуй нельзя!).
               Правда, в США религия отделена от государства. Но это отделение защищает не только государство, но и церковь. Пару лет тому назад, мэр посёлка в Гуш-Дан поставил хупу для одной пары. Так если бы это произошло в США – все участники: и мэр и брачующиеся - сели бы в тюрьму. Потому что брак в США заключается двумя способами: или прямо в муниципалитете или в церкви (муниципалитет в этом случае проводит регистрацию и выдает лицензию, но брак считается заключённым с момента церковной церемонии; если новобрачные передумали по дороге из мэрии в церковь – разводиться не надо). Но муниципалитет не имеет никакого права проводить религиозную церемонию. А вот религиозные школы в США всё-равно частично финансируются государством (в разных штатах, по-разному).
               Таким образом, вам уже наверно ясно, что неотделённость государства от религии отнюдь не противоречит демократии. Демократии противоречит только навязывание религии, противоречащее ясно выраженной воле народа. Или как говорил стихийный демократ Никита Пряхин: «Как пожелаем, так и сделаем!».
Между прочим, навязывание атеизма тоже противоречит демократии. Такое навязывание происходило в революционной России, в революционной Мексике, в революционной Кампучии. Между прочим, после включения в правительство революционного Шинуя, я даже перечитал «Силу и славу» Грема Грина. Для укрепления религиозного духа.
               А чего же хочет народ Израиля. Не лично вы, мой любимый читатель, а народ. Вы, при всём моём уважении, ещё не весь народ. Согласно известному исследованию, проведённого институтом Гутмана в 1991 году, 16% населения выступает за увеличение роли религии в общественной жизни, 33% - за уменьшение, 51% - удовлетворены существующим положением. Конечно, за 13 лет положение могло несколько измениться. Но в какую сторону? В 1988 году в кнессете было 18 депутатов от религиозных партий, в 1992 году - 16 депутатов, в 1996 году – 23 депутата, в 1999 году – 30 депутатов, в 2003 году – 25 депутатов (11 от ШАС, 6 от МАФДАЛ,  5 от Ахдут ха-Тора, 2 от Ткумы, 1 от Меймада). Так что по сравнению с 1991 мы имеем резкий рост представительства религиозных партий. Соответственно и те 16% превратились где-то в 25. Конечно, подобный рост не мог не вызвать и некоторого увеличения противников религии. Средняя часть (51%) должна заметно уменьшиться. Но ясно, что консенсусное мнение за отделение религии от государства сложиться не могло.
               Понятно, что средняя часть общества не образуют идеологического единства. Это просто люди, довольные существующим положением и не склонные его резко менять. Поэтому статус-кво и колеблется из стороны в сторону (после деятельности партии Шинуй можно ожидать колебаний в другую сторону). Это называется «динамический статус-кво» (изумительный оксюморон!).
               Из изложенного ясно, что нынешнее положение полностью соответствует нормам демократии (воля народа). А вот отделение религии от государства или введение Государства Галахи, демократии бы противоречило. А значит, в демократическом государстве, каким всё-таки является Израиль, в настоящее время - просто невозможно.                             

07.2004

  • Другие статьи о взаимоотношениях светских и религиозных



  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      
    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria