яюLink: gazeta/menu-an.inc

Фримет Рот

О грехе, синдромах и чувстве вины

  
В последнее время появилось много тревожной информации о новых болезнях. Третье лето подряд приносит нам западный нильский вирус, а угроза распространения оспы растет по мере того как приближаются сроки начала войны с Ираком.
Но еще больше меня тревожит другая коварная болезнь. Многие израильтяне уже подхватили эту инфекцию, и теперь являются ее распространителями. Я имею в виду Стокгольмский синдром, впервые обнаруженный 29 лет назад. В августе 1973 года двое бывших заключенных, вооруженных автоматами, совершили налет на банк, захватили в заложники шестерых служащих и удерживали их в помещении банковского хранилища размером 11 на 47 футов в течение шести дней. Когда это противостояние окончилось, представители властей были буквально потрясены тем, что заложники отказывались покинуть помещение хранилища. Позднее некоторые из них выступили на суде в качестве свидетелей защиты, и даже собрали деньги, чтобы нанять адвоката для захвативших их преступников. И финальным аккордом этих удивительных событий стала помолвка двух женщин из числа заложников с обоими преступниками.
Изучив этот инцидент, эксперты по психиатрии заявили, что такая реакция заложников является не исключением, а скорее правилом для большого числа подобных ситуаций. Избитые жены, жестоко наказанные дети, проститутки, над которыми издеваются их сутенеры,  военнопленные - все они проявляют явные симптомы Стокгольмского синдрома. Как и некоторые из израильтян.
Эксперты по психиатрии давно проявляют интерес к тому, как мы воспринимаем жизнь, находясь в постоянном окружении врагов-арабов. Некоторые из этих экспертов считают, что израильтяне, предпочитающие винить самих себя в нападениях палестинских террористов, проявляют именно такую же, вполне предсказуемую реакцию. Как и другие жертвы Стокгольмского синдрома, они: 1) ясно осознают, что сохранение их жизни полностью зависит от тех, кто может их убить; 2) видят небольшие проявления доброго отношения к себе со стороны этих людей; 3) находятся в изоляции и не видят других перспектив, кроме тех, которыми руководствуются их мучители и 4) не имеют надежды на освобождение
В 1997 году историк и профессор психиатрии Гарвардского медицинского колледжа д-р Кеннет Левин высказал следующее наблюдение: "В Израиле часто можно услышать, как граждане этой страны выражают антиеврейские и антиизраильские настроения, а также утопические надежды на хорошие результаты государственной реформы… иллюзии относительно того как все станет замечательно после покаяния и реформ, проведение которых подразумевает искажение или отрицание современной реальности, а также игнорирование или искажение исторических фактов".
Среди израильских носителей Стокгольмского синдрома есть особая группа - несчастные родители, потерявшие детей в результате терактов. Участники этой группы путешествовали по всему миру в качестве представителей организации "Родительский круг". В ходе своих общественных мероприятий и в своих интервью они говорят о том, что прощают убийц своих детей и выражают сочувствие их варварским действиям. Какой же из этого следует вывод?
Отдельные проявления "прощенческой лихорадки" случаются и у представителей других обществ. Те из них, с кем я разговаривал, объясняют свои действия двумя мотивами: во-первых, они убеждены, что этого от них требуют каноны христианства, а во-вторых, они надеются на то, что прощение может ослабить их боль и поможет им достичь (простите меня  за этот избитый термин из популярной психологии) "завершения".
Некоторые из этих родителей выражают свое прощение, навещая убийц в тюрьме или добиваясь улучшения условий их содержания. Когда убийцы получают возможность выйти на свободу "под честное слово", комиссии по условно-досрочному освобождению как правило не встречают возражений со стороны родителей убитых детей. Такое поведение родителей довольно часто служит причиной отчужденности и непонимания со стороны потрясенных родственников и друзей.
Чтобы добиться прощения, убийцы иногда могут рассчитывать на людей, которые имели лишь косвенное отношение к событиям. В качестве примера можно вспомнить дело 1997 года, когда подросток из Кентукки Майкл Карнил застрелил троих студенток и ранил еще пятерых во время общей молитвы в вестибюле колледжа. Несколько дней спустя, с одобрения администрации колледжа, несколько студентов вывесили в коридоре колледжа плакат с надписью "Мы прощаем тебя, Майк!". "Уолл-Стрит Джорнэл" опубликовала статью еврейского  педагога Денниса Прагера под заголовком "Когда прощение - грех". В ней, в частности, говорилось: "Тела этих девочек … еще не успели остыть, когда их товарищи по школе вывешивали этот плакат…  мягкосердечная доктрина автоматического прощения способствует укреплению аморальной уверенности в том, что какие бы преступления ты не совершил, миллионы твоих сограждан все равно тебя простят".
Но активисты организации "Родительский круг" в своем стремлении к прощению сумели превзойти и этих подростков. Они убеждены, что никаких безжалостных преступлений и не было, а палестинцы, убившие их детей, действовали вполне оправданно - поэтому никакого прощения им и не требуется. Выражаясь словами д-ра Левина,  "плохие события случились с нами потому, что мы сами были плохими". Этот тип реакции часто наблюдается у детей, в раннем возрасте подвергшихся жестокому обращению или другим травмирующим событиям.
Вот что одна из представителей этой группы, Нурит Пелед-Эльханан, говорит о террористе-смертнике, убившем ее дочь: "Этот молодой человек был настолько унижен и дошел до такой степени отчаяния, что в результате убил ее и себя". "В миг смерти их кровь смешалась и слилась в одно" - добавляет она. 
Основатель "Родительского круга" Ицхак Франкенталь не согласен с теми, кто называет убийц своих детей "безжалостными палестинскими палачами". Сам он предпочитает называть их "палестинские повстанцы, которые уверены в этической оправданности своей борьбы против оккупации". Прямо-таки клиническим проявлением Стокгольмского синдрома являются такие его слова: "Если бы я сам родился в том политическом и этическом хаосе, который царит среди палестинцев, я бы тоже стремился убивать оккупантов… и убил бы столько врагов, сколько смог… иначе я бы предал саму сущность себя как свободного человека".
Общественный статус людей, потерявших родных и близких, делает их практически неприкосновенными для критики. Журналист Ави Дэвис нарушил этот запрет, но тем не менее счел необходимым предварить свою критическую статью такими словами: "Непросто критиковать человека, потерявшего сына, но заявления Ицхака Франкенталя должны служить нам болезненным напоминанием - еще остались люди, не понимающие, что занимаемые ими высокие нравственные позиции не так высоки, как гора израильских трупов, которую продолжают возводить палестинцы…".
Я не считаю себя обязанным извиняться перед Ицхаком Франкенталем.  Одним из этих трупов стала моя пятнадцатилетняя дочь Малки. Как и дочь Нурит Пелед-Эльханан, ее убил террорист-смертник, жаждавший крови еврейских детей. Он нашел их в пиццерии "Сбарро" жарким августовским вечером прошлого года - одиннадцать ни в чем не повинных людей, в том числе восемь детей, расстались с жизнью по его вине.
В отличие от Нурит Пелед-Эльханан, я не виню себя и свой народ в смерти моего ребенка и не повторяю вслед за ней: "Наши дети гибнут, потому что больше не осталось настоящих еврейских матерей, а на их место пришли те, кто добровольно посылает своих детей убивать и быть убитыми".
Я категорически не согласен с этой позицией. Стать жертвой Стокгольмского синдрома, понимать и оправдывать своих мучителей - это одно, а тянуть за собой других, посторонних людей - это совсем другое. Пелед-Эльханан и ее единомышленники из "Родительского круга" обвиняют не только себя. Они пытаются породить чувство вины и в других родителях, потерявших своих детей.
Факт, что все они являются жертвами Стокгольмского синдрома совершенно не умаляет тот вред, который они наносят всем нам. Давая свое "родительское" одобрение различным палестинским группировкам, они играют на руку нашим врагам.
Пропалестински настроенные граждане воздерживаются от критики в адрес Израиля, чтобы не прослыть отъявленными антисемитами. Но при этом они всячески приветствуют деятельность израильских родителей, которые готовы выполнить за них всю грязную работу. Нурит Пелед-Эльханан получила Премию мира от Европейского парламента, а Ицхак Франкенталь - награду международного активиста от фонда Глейцмана.
Но действительно ли "друзья Родительского круга" ценят их усилия? Разделяют ли "борцы за мир" боль их утраты? Обратимся к фактам. Организация под названием "Глобальное министерство" упомянула мс-с Пелед-Эльханан в своих материалах по Ближнему Востоку и Европе. Призвав читателей молиться за нее и за других борцов за мир в Израиле и Палестине, они написали: "Д-р Нурит Пелед-Эльханан - израильтянка. Ее дочь погибла в 1997 году при взрыве бомбы".
"При взрыве бомбы". А что, эта бомба упала прямо с неба? Или кто-то все же ее взорвал? И не было никакой ненависти и никаких террористов? По всей видимости - не было. "Ее дочь погибла". История было подчищена.
Все это происходит в каком-то воображаемом мире, полном грязных слов, где мира можно добиться просто высказав такое желание. Как Цви Шахак, чья дочь была убита жителем Газы во время празднования Пурима в Тель-Авиве: "Если бы убийца читал ее стихи, возможно, она сегодня была бы жива".
В прошлом месяце "Нью-Йорк Таймс" сочла уместным включить в редакторскую статью одно из высказываний Франкенталя: "Неэтично убивать мирных израильских и палестинских женщин и детей. Также неэтично держать под контролем чужую страну и доводить ее до потери человечности".
Вполне вероятно, что вскоре и другие, гораздо более подрывные и зажигательные заявления найдут дорогу в респектабельные издания. И я готов держать пари, что в числе первых будет перл в исполнении госпожи Пелед-Эльханан: "Наши дети гибнут из-за того, что их заставили верить, будто служба в армии убийц идет на пользу нашему народу".
По завершении сезона Больших праздников стоит еще раз напомнить, что иудаизм не просто одобряет прощение, а настаивает на нем - но только если провинившийся сам попросит прощения. На самом деле, если он попросит прощения трижды и все равно не получит его, то все же будет считаться очищенным от вины в отношении нас, и мы сами будем нести ответственность за совершенный им проступок.
Израильтяне же пока не видели даже малейшего намека на раскаяние со стороны палестинцев. По данным последних опросов, они по-прежнему отказываются признать, что убийства мирных граждан противоречат основам морали. Относительно небольшой процент опрошенных не одобряет деятельность террористов-смертников - но только в пределах "Зеленой линии", и только из-за того, что взрывы "внутри Израиля" не способствуют достижению поставленных задач.
Очевидно, что в ближайшее время они явно не намерены просить прощения у своих еврейских жертв. Но когда - и если - они решать это сделать, я хотел бы, чтобы к ним присоединились активисты "Родительского круга", ибо боль, которую они причинили своему народу, почти так же сильна.

Фримет Рот - иерусалимский писатель.

"Аруц 7" - "IJC", 02.09.2002


  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  
TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria