яюLink: gazeta/menu-an.inc

Синтия Озик

Что предлагает миру палестинский народ?

Статья опубликована как редакционная в журнале “Уолл Стрит Джорнел” 30.07.2003 г.

И что за ужасная тварь дождалась, наконец, своего часа и,
Тяжко ступая, пробирается к Вифлеему,
Чтобы явить себя миру?
У. Б. Йитс
(Подстрочный перевод П. Йоффе
)

Когда, много лет назад, Голда Меир сварливо заметила: “Нет такого народа - палестинцы”, она была права с исторической точки зрения, но ошибалась с точки зрения эволюции. Она была права потому, что люди, которые совсем недавно начали применять к себе имя “палестинцы”, были этнически и цивилизационно арабами, были частью того, что сами арабы с удовольствием называют, с неким поэтическим оттенком неделимости, “арабской нацией”. Кроме того, слово “Палестина” было использовано римскими завоевателями с осознанной злонамеренностью, чтобы стереть слово “Иудея” из памяти, назвав эту землю в честь филистимлян, которые воевали против евреев. И так же, как сегодняшние палестинцы (автор имеет в виду арабское население Эрец Исраэль - прим.ред.), которые отрицают реальное существование еврейского Храма на Храмовой Горе, император Адриан отличился тем, что решил переписать историю Иерусалима, переименовав его в Элиа Капитолина в честь Юпитера.
В то же самое время Голда Меир ошибалась: она отказывалась признать все усиливающуюся тенденцию к сектантству, берущему начало не только в горьком опыте современной политики - войне арабов против евреев - но и, в самом общем смысле, в бурном появлении различных специфических культов. И здесь вряд ли могут прояснить ситуацию попытки понять, чем именно являются палестинцы - культом, сектой или народом в рамках большего арабского мира. Они стали народом в своих собственных глазах - и, с благословения “Карты дорог”, в глазах международного сообщества. Тем не менее, не установление политических границ создает народ; народ определяется его характерными особенностями и обычаями, его героями и чаяниями - короче, его культурой.
История, по формулировке Бенедетто Кроче (Benedetto Croce, 1866-1952, итальянский критик, философ, политик, историк. - Прим. перев.), “имеет дело с позитивным, а не с негативным”. Никто не может отрицать тот факт, что палестинцы сформировали некую культуру, свою специфическую культуру - но настолько погруженную в негативное, что она превратилась в какой-то вид анти-истории. С целью лишить евреев их наследия, палестинцы сфабриковали сектантскую легенду, противоречащую общепринятому знанию. Хотя завоевание арабами Палестины произошло только в седьмом веке, палестинские арабы претендуют на то, что, по словам их активиста Салаха Джабра, они являются “преемниками цивилизации, которая существовала на этой земле с каменного века”. С такой же абсурдностью другие подобные отрицатели еврейского наследия заявляют, что они происходят от ханаанитян. Подменяя историю фантазией, палестинцы изобрели общество, непохожее ни на какое другое, общество, где ненависть оказывается важнее хлеба. Они воспитывают своих детей иначе, чем воспитывают всех других детей, воспитывают их вне обычных норм и обычного поведения. И им помогают в этом арабские правители, которые в течение полувека, намеренно и безжалостно загнав палестинцев в клетку, клеймят их уже в четвертом поколении как беженцев. “Беженство”, к которому приложила руку и ООН, стало частью палестинского культа анти-истории. Народ, который с уважением относится к истории, и, прежде всего, к своей собственной истории, будет стараться обогащать и укреплять жизнь; он не станет ухудшать и извращать ее.
Характерными атрибутами любой культуры является ее оригинальность и ее наследие. Гений, вне зависимости от того, как редко он появляется - универсален для всего человечества. Он посылает миру новое восприятие и новый опыт, он побуждает идти по его пути: из Израиля пришел монотеизм, из Греции - философия, из арабской цивилизации - наука и поэзия, из Англии - Великая Хартия, из Франции - Просвещение. В чем проявился гений палестинской оригинальности, каков был вклад возникающей культуры палестинского сектантства? На международной сцене - захват самолетов, убийство американских дипломатов и бойня на Олимпийских играх в 1970-х, убийство на борту судна в 1980-х. А по отношению к евреям Святой земли, начиная с 1920-х и по сей день - террор, террор, террор, террор.
Но самым бесхитростно варварским палестинским социальным изобретением, превосходящим все остальное своей творческой новизной, является рекрутирование детей для того, чтобы они взрывали себя в наиболее многолюдных местах с единственной целью - убить как можно больше евреев. Эти деяния не столько являются актами анти-истории, сколько, следует подчеркнуть, актами анти-инстинкта. Стремление жить является врожденным - даже этот крохотный жучок, который ползает по листу бумаги, на котором я пишу, стремится убежать от кончика моего пера. Ребенок, которого еще в детском саду учат умирать и убивать, которому вбивают в голову песни и лозунги, прославляющие кровопролитие, представляет собой непостижимый культурный идеал. И культурным гротеском является то, что доктор Абдель Азиз Рантиси, педиатр, который по своему призванию должен лечить детей, выступает в качестве главного вдохновителя молодых террористов-самоубийц. (Когда его жену спросила соседка, почему ее муж не нарядит своего собственного сына в жилет с взрывчаткой, добрый доктор немедленно отправил мальчика за границу).
Столкнувшись с подобным оргиастическим половодьем фанатизма и смерти, некоторые применили бы к этому явлению термин “психопатологическое”. Но здесь метафизика, а не Фрейд поставлена на карту: сила жизни оклеветана, культовость возведена на уровень зловещего спиритуализма - и не потому, что “мученикам” внушена мысль о том, что они удостаиваются рая, а потому, что в живое существо внедрена совершенно невероятная трансформация человеческого понимания. Палестинский мир выдумки и фантазии успешно проник и на Запад, особенно в среду интеллектуалов, которых всегда совращает нечто совсем новое. Мы сейчас существуем в анти-истории, где причина и следствие поменялись местами, защита против нападения приравнена к жестокости нападения, экзистенциальные вопросы низводятся или игнорируются - дымовая завеса “замкнутого круга насилия” окутала госдепартамент и Европейский союз, в которых она нашла рьяных сторонников.
“Карта дорог” не допускает никаких противоречивых мнений по поводу зарождающейся государственности палестинцев. Но если именно идеи и обычаи характеризуют народ, то какая ужасная тварь дождалась, наконец, своего часа и, тяжко ступая, выбирается из Вифлеема, чтобы явить себя свету?

Перевод с английского Эдуарда Маркова

"Аруц 7", 10.08.2003




  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  
TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria