яюLink: gazeta/menu-an.inc

Давид МУРИН

ОБ АРГУМЕНТИРОВАНИИ "БЕЗОПАСНОСТЬЮ" НАШЕГО ПРАВА НА ЭРЕЦ-ИСРАЭЛЬ

В нашей внутренней полемике, передать ли под чужую власть часть территорий Эрец-Исраэль, находящихся в наших руках, или не передавать, превалирует до настоящего времени аргумент безопасности. Противники ухода из Иудеи, Самарии и полосы Газы основывают свою позицию главным образом тем, что потеря контроля над этими территориями подвергает смертельной опасности существование государства Израиль и в остальных частях Эрец-Исраэль.
Сторонники «территориального компромисса», т. е. нового раздела западной части Эрец-Исраэль также пользуются формулой: «Мы не вернемся к границам 1967 года по соображениям безопасности». Израильская пропаганда во внешнем мире широко использует аналогичную аргументацию. Упомянутая формула таит в себе скрытое признание, что территории по ту сторону пресловутой «зеленой линии» не принадлежат еврейскому народу, не являются частями нашей национальной родины, которые еврейский народ может требовать для себя по праву, но Израиль, как завоеватель по соображениям безопасности желает аннексировать их.
Не нужно быть специалистом в области стратегии и безопасности, чтобы даже на миг не отнестись легкомысленно к этим соображениям. Соображения безопасности должны быть определяющими в нашей политике и тактике. Вместе с тем аргумент безопасности нам нельзя подчеркивать, так как это приносит нам большой вред внутри, а еще больший - во внешнем мире.
Во-первых, этот аргумент совершенно не убедителен. Поскольку большинство людей не имеют специальной стратегической подготовки, они не в состоянии оценить соображения безопасности, и они склонны принять на веру мнения «специалистов». А мы ведь уже убедились, что появились «специалисты» - военные и работники безопасности, которые давали оценки, отличные от оценок тех, кто противится территориальным уступкам. Достаточно упомянуть Аарона Ярива, Януша Бен-Гала, Амоса Лапидота. Кроме того влияет и следующее соображение: «Разве сторонники уступок не сознают важности безопасности? Они ведь тоже советуются с генералами и полковниками!»
Во-вторых, аргумент безопасности не дает возможности предложить достоянное решение на длительный срок. Предположим, что в настоящее время «граница безопасности» должна пролегать по реке Ярден (Иордан). Разве мы потребуем изменения границ, если через некоторое время произойдут изменения в стратегическом положении в регионе или в видах вооружения? Потребуем ли мы тогда, чтобы граница проходила восточнее Аммана или севернее Дамаска?
В-третьих, аргумент безопасности является обоюдоострым орудием. Если, к примеру, безопасность Израиля требует, чтобы граница проходила в 50-60 км от Иерусалима, сможет ли безопасность Иордании, с той же степенью справедливости мириться с израильской границей в 30-40 км от Аммана?
Мне известны лишь два случая за последнее время, когда были предъявлены требования изменения границ по соображениям безопасности.
Первый: нацистская Германия требовала изменения границ и аннексии территорий, чтобы обеспечить себе «жизненое пространство» (Lebensraum).
Второй: Советский Союз начал в 1939 году войну с Финляндией с одним единственным аргументом: что граница между обоими государствами пролегает слишком близко (на расстоянии 20 км) от Ленинграда.
Оба случая вызвали возмущение мирового общественного мнения и осуждение, и, хотя разница между нашей аргументацией и аргументациями этих стран достаточно ясна, мы против своей воли можем оказаться в «хорошей компании»,
Пользование этим аргументом ослабляет также духовную связь народа со своей родиной и подрывает чувство нашей правоты и сознание нашего права на Иудею, Самарию и полосу Газы.
В сочетании с аргументом безопасности, готовность к «территориальному компромиссу», к передаче чужой власти части территорий Эрец-Исраэль, контролируемых в настоящее время нами, создает у народов мира впечатление, что эти территории не являются сетями нашей родины или во всяком случае мы считаем их второстепенными. Мне неизвестен ни один случай, когда нация по доброй воле (по каким бы то ни было соображениям) уступила бы территорию, которую она считает частью своей национальной родины, - без того. чтобы эту нацию не принудили к этому после бескомпромиссной борьбы.
Надо ли вообще аргументировать наш отказ передать контролируемые нами территории под чужую власть? Недостаточно ли заявить что мы не намерены это сделать без каких-либо дополнительных объяснений?
Еврейский народ ведет в настоящее время борьбу за свое существование. Передовые позиции этой борьбы находятся в Эрец-Исраэль. Та часть еврейского народа, которая находится в Эрец-Исраэль, ведет тяжелую борьбу с арабским миром. В этой борьбе победит, конечно, та сторона, которая окажется сильнее.
Одной из составляющих элементов нашей силы является сознание, что борьба наша справедлива, а враг наш неправ. Это и есть сила «малочисленных» в борьбе с «многочисленными»: то, что называют моральным превосходством.
В этой борьбе мы нуждаемся также в поддержке извне. Существуют страны с тоталитарными или автократическими режимами и страны, именующиеся демократическими. В первых нет общественного мнения и, естественно, оно не оказывает влияния на политику правительств этих стран. В странах, которые считаются демократическими, общественое мнение имеет определенное влияние, порой даже решающее. Правительства этих стран вынуждены считаться в той или иной мере с общественным мнением, и поэтому очень важно для нас склонить общественное мнение на нашу сторону, убедить его в правоте и справедливости нашей позиции.
Как уже упоминалось, аргумент безопасности не является убедительным, а порой он свидетельствует об отстутствии более солидной моральной основы, понятной нам и другим. Фактом является то, что даже в скандинавских странах, симпатии которых всегда были на стороне Израиля, эти симпатии переходят на сторону наших врагов, тaк как их пропаганда основывается на аргументах права, а не безопасности. Поэтому чрезвычайно важно для нас укреплять в максимальной мере сознание нашего права на нашу родину.
Право народа на родину выражается в праве на суверенитет на нее. Народ, осуществляющий свой суверенитет на территории, представляющей часть его национальной родины, не является оккупантом на этой территории, а сувереном по праву.
Только так следует понимать право наций на свою родину: норвежцев на Норвегию, датчан на Данию, французов на Францию, египтян н Египет и т. д.
Этот же подход справедлив в отношении права еврейского народа на Эрец-Исраэль.
Все содержание национальной культуры и традиций еврейского народа наполнено Эрец-Исраэль. Вся активная история еврейского народа связана с этой страной. И в долгие годы изгнания и рассеяния, когда в Эрец-Исраэль почти не осталось евреев, духовная деятельность нашего народа была связана исключительно с этой страной. Это нашло выражение и в молитвах, и в обычаях, и в традиции. Во все времена еврей молился: «Да удостоятся наши глаза увидеть Твое возвращение в Сион!», а молитва о своевременном дожде и своевременной росе, где бы еврей ни жил в рассеянии произносилась в соответствии с временами года в Эрец-Исраэль. Идеалами еврейской молодежи были герои Библии и Талмуда.
Глубокая связь еврейского народа в рассеянии с Эрец-Исраэль в течение долгих лет изгнания (галута) привела к тому, что сознание права еврейского народа на свою национальную родину - Эрец-Исраэль - глубоко укоренилось и в сознании христианских народов. Доказательством этому служат политические заявления и декларации, среди них заявление Наполеона и Декларация Бальфура.
Согласие руководства Сионистской организации на раздел Эрец-Исраэль поколебало в значительной степени чувство права еврейского народа на эту страну как на национальную родину. Представление Эрец-Исраэль в качестве убежища для гонимого еврейского народа (в особенности после Катастрофы) способствовало, возможно, принятию ООН решения о разделе, но сильно ослабило сознание права еврейского народа на Эрец-Исраэль как во внешнем мире, так и внутри самого еврейского народа. Готовность к дальнейшим уступкам в последующие годы продолжала ослаблять наши позиции.
Согласие на раздел и желание заключить мир с арабскими странами обязывали систему образования в Израиле придерживаться линии воспитания, согласно которой территории вне «зеленой черты», в том числе сердцевина нашей национальной родины - Иудея и Самария - не принадлежат еврейскому народу. Ведь невозможно серьезно предлагать «мир взамен территорий» и воспитывать молодежь в сознании, что территории по ту сторону границы составляют часть нашей национальной родины. Весь мир справедливо расценил бы это как реваншизм и никто не относился бы серьезно к на-шим предложениям.
В результате выросло в стране поколение, оторванное в сильной мере от своих национальных корней, без духовной привязанности к Эрец-Исраэль. В этом-то и парадокс, что именно здесь, в Израиле, выросло поколение, значительная часть которого не является сионистским, и которого нет связи с еврейской национальной культурой и историей и нет желания продолжать свои национальные традиции. Гocудapcтвeнная система образования вырастила поколение «сиюминутников», все критерии которого являются критериями личного успеха и все помыслы которого направлены на личную карьеру. Единственная обязанность, которую воспитывала государственная система образования - хорошая служба в Армии обороны Израиля. И в самом деле. большая часть молодежи верно выполняет этот долг, но после военной службы заботится о своей личной карьере и не видит ничего плохого в том, чтобы ради этой цели покинуть страну.
Итак, Эрец-Исраэль является национальной родиной еврейского народа. По тем же причинам она не является национальной родиной для арабов, проживающих в ней. Нет арабской культуры и истории, содержанием которых была бы Эрец-Исраэль (Палестина). Правда, часть арабов находится в Эрец-Исраэль уже сотни лет, но всегда Эрец-Исраэль считалась ими завоеванной страной, переходившей в течение веков из рук в руки. Никогда в Эрец-Исраэль не возникала отдельная арабская нация и до конца прошлого века Эрец-Исраэль была запущенным и забытым уголком, и лишь бедуинские племена кочевали по ней. Это подтверждают и сами арабы, причем характерной является следующая цитата: «Палестинского народа не существует. Основание палестинского государства является лишь средством продолжения нашей борьбы против государства Израиль за арабское единство. Поскольку Голда Меир отрицает существование палестинского народа, я утверждаю. что такой народ существует и следует делать различие между ними и иорданцами. На самом же деле нет сегодня никакой разницы между иорданцами, палестинцами, сирийцами и ливанцами. Лишь по политическим и тактическим соображениям мы говорим о существовании палестинского народа, так как арабский национальный интерес требует противопоставить сионизму существование отдельного палестинского народа. По тактическим соображениям не может Иордания, которая является государством с определенными границами, предъявить претензии на Хайфу и Яффо. Но в качестве палестинца я, безусловно, могу требовать Хайфу, Яффо, Беэр-Шеву и Иерусалим. Однако в тот момент, как мы вернем себе наши права на всю Палестину, мы не будем мешкать ни минуты, чтобы объединить Палестину с Иорданией». (3ахир Мухсейн, член исполнительного комитета ООП, в интервью голландской газете «Трау», 31. 03. 77).
Отказ от национального воспитания и от исторической связи еврейского народа с Эрец-Исраэль вплоть до готовности отказаться от сердца Эрец-Исраэль - Иудеи и Самарии - во имя формулы «Мир взамен территорий», привел к десионизации государства Израиль, к усилению космополитизма и ассимиляции среди израильской молодежи. Даже если государству Израиль в границах раздела будет обеспечен настоящий и прочный мир - как на это надеются «сиюминутники», - отказ от Иудеи и Самарии явится смертельным ударом по движению национального возрождения еврейского народа - сионизму. Государство, несмотря на свое название - Израиль - очень быстро потеряет свой национальный еврейский характер и при отстутствии еврейского содержания, государству будет угрожать распад. Для ускорения этого процесса арабы, конечно, не будут брезговать политическим и военным давлением.
Борьба за Эрец-Исраэль между еврейским народом и арабами еще очень далека от своего завершения. Сионизм, как движение национального освобождения еврейского народа, находится лишь в начале пути. Сделан лишь первый шаг - правда, очень значительный шаг - сионизм добился еврейского государства в Эрец-Исраэль. Передовой отряд еврейского народа, который находится в государстве Израиль, может гордиться отнюдь не малыми достижениями: развитой промышленностью, демократическим государством, отличной армией, высокой европейской цивилизацией, прогрессивной системой здравоохранения и социального страхования и т. д. и т.п.
Вместе с этим следует отметить, что будущее государства пока еще не обеспечено, большинство народа пока еще не на родине, а в рассеянии, сионистское движение переживает глубокий упадок, ассимиляция достигла пределов, угрожающих самому существованию еврейского народа. Круги, проповедующие десионизацию и национальное разложение, захватили в свои руки средства массовой информации и контроль в культурных объединениях. Они сеют деморализацию среди еврейской общественности, особенно среди молодежи, вдохновляя тем самым наших злейших врагов.
Наше будущее зависит от нашей способности обновить сионизм как движение национального освобождения, что обусловлено воспитанием молодежи в национальном духе и обоснованием нашего незыблемого права на нашу родину - Эрец-Исраэль.

"Наш народ",
общественно-политический и литературно-художественный ежегодник
под редакцией Ефрема Бауха
1991 год.






  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  
TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria