яюLink: gazeta/menu-an.inc

Реувен Миллер

Пурим: интриги первой репатриации

Между чтениями Свитка Эстер в Пурим и Агады в ночь Песаха - ровно месяц. А реально между событиями Исхода и Свитка Эстер наш народ прошел почти тысячелетний цикл от рабства до рабства и от чудесного освобождения до чудесного спасения. Выйдя из египетского рабства, потомки Исраэля, в сорокалетних блужданиях по пустыне стали единым народом, обрели Землю, Господом обетованную. Евреи создали собственную государственность, защищали ее от внешних врагов, но разрушали внутренними дрязгами, и, в конце концов, оказались не слишком сложной добычей для ассирийцев и вавилонян. Иерусалимский Храм был разрушен, иудеи угнаны в валилонский плен, и мы вновь читаем у Эстер о галутных злоключениях и чудесах, пережитых нашим народом. Мне представляются любопытными аналогии и аллюзии между нашим временем и сказаниями двадцатипятивековой давности из танахической трилогии: Книг Эзры и Нехемии и Свитка Эстер, действие которых развертывается между серединой VI и серединой V вв. до н.э. Величественный полифонический хор Пророков с их мистическими метафорами и предсказаниями сопровождает в ТАНАХе эту трилогию... Попробуем окунуться в ту эпоху.
586 г. до н.э. Войска Навуходоносора захватывают Иерусалим, по сути, последнюю цитадель иудеев в Эрец Исраэль, столицу Иудейского Царства. Израильское же Царство пало 136 годами ранее, и его население - 10 колен израилевых - были угнаны, рассеяны, потеряны на просторах Ассириийской империи. После разрушения Соломонова Храма та же участь постигла и жителей Иудеи. "И плакали мы на реках вавилонских".
Прошло почти полвека, и пал Вавилон, завоеванный персидским царем Корешем (Киром II) Ахеменидом. Персы создали огромную империю: от Аральского моря до Синая. Кореш был не только воином-стратегом, но и умелым политиком и прагматиком, синтезировавшим, к своей пользе, достижения подвластных ему царств и народов. При нем началось освобождение евреев от рабства, появилась свобода передвижения и возможность возврата в Эрец Исраэль.
И тогда возникли три вектора, характерных и для последующих тысячелетий еврейства.
Ассимиляционный - продолжать привычно жить в галуте под хорошим царем;
Авантюрный - быть в авангарде первопроходцев галутной империи, осваивать ее новоприобретенные окраины, попутно расширяя еврейскую диаспору. Так колено Менаше оказалось на Индостане, а переселенцы, ставшие основой бухарско-еврейского субэтноса - в Афросиабе, будущем Самарканде и в заложенном персидским принцем Сиявушем поселении Бухара.
Третий вектор следовало бы назвать сионистским, ибо он был направлен на обретение национальной независимости, возвращение к Сиону, к Иерусалиму.
Кореш издал указ о возвращении евреев в Эрец Исраэль, и времена этого царя стали началом активной сионистской алии, продолжавшейся, по крайней мере, более века, и о ней рассказывают Книги Эзры и Нехемии. Результатом той алии стало восстановление Иерусалима и начало строительство Второго Храма.
Чем был вызван указ, сегодня можно лишь гадать, - скорее всего, расчетом на создание верноподданного вассального форпоста на пути к Египту, который Кореш, мечтал присоединить к своим землям. И часть евреев воспользовалась этим указом, наш народ запомнил имя своего благодетеля, и носит одна из центральных улиц Иерусалима, ведущая к Старому Городу, то есть, месторасположению древнего Иерусалима, имя Царя Кореша...
Эзра цитирует царский указ: "Так говорит Кореш, Царь Персидский: все царства земли дал мне Господь, Царь небесный и он повелел мне построить Ему Храм в Иерусалиме, который в Иудее".
Любопытно. То ли Эзра переиначивает слова царя на свой манер, то ли персидский царь признает иудейского Всевышнего? Впрочем, для политеиста, наверно, нет никаких проблем - подумаешь, еще один в пантеоне! Но, главное - до Мухаммеда и ислама еще больше тысячи лет, и персидский царь, в отличие от нынешнего президента Республики Иран, может себе такое позволить. Наивная древняя неиспорченность!
И в Иерусалим ушла первая волна репатриантов. Ее возглавляли военачальник Шешбацар, священник Йехошуа и Зрубавель, сын Шалтиэля. С ними отправились 42360 человек. Публика, надо отметить, была небогатой, поскольку рабов, их обслуживающих, числилось всего-навсего 7337, да 200 музыкантов, то ли входящих в общее число, то ли - нет? Барахлишко олимское везли 1416 верблюдов, коней и лошаков и 6720 ишаков. Не густо, скажем прямо! Где-то, в среднем, по одному рабу и одной вьючной скотинке на семью... Не надо забывать, что Кореш вернул евреям трофейные храмовые сокровища (очевидно, далеко не все), которые по счету были выданы Шешбацару: блюд золотых - 30; блюд серебряных - 1000; ножей - 29; чаш золотых - 30; чаш серебряных двойных - 410; других сосудов - 1000; всех сосудов, золотых и серебряных - 5400... Очевидно, что эта часть обоза, казенная и, возможно, самая драгоценная, шла особняком, так что, остается представить себе количество и "богатство" пожитков переселенцев. И потому можно предположить, что в массе это были люди, чья жизнь на реках вавилонских не задалась, и которым нечего было терять, и/или люди глубоко идейные.
После почти полугодового пути, повторив путь праотца Авраама, репатрианты достигли своей цели и поселились среди руин Иерусалима. Это произошло осенью, в преддверии Сукот, и прибывшие соорудили под руководством Йехошуа и Зрубавеля жертвенник среди развалин Храма и, согласно предписаниям, провели праздник Сукот со всеми ритуальными всесожжениями.
Затем началась рутинная подготовка к воссозданию Храма: закупка стройматериалов, наем мастеров и рабочих. И на втором году алии основание Храма было заложено, естественно, в помпезно-торжественной обстановке.
Вся эта деятельность евреев, разумеется, вызвала неудовольствие у местных племен. Как издавна населявших Эрец Исраэль, враждовавших с исраэлитами и посчитавших, было, что еврейский вопрос уже окончательно решен ассирийцами и вавилонянами, так и у переселенцев, согнанных ассирийцами с других концов своей империи в Шомрон (Самарию), на место разгромленного Израильского царства, и за пару веков прижившихся там. Сначала они попытались "примазаться" к строительству Храма, якобы, будучи приверженцами нашего Господа. Расчет, безусловно, был прост и ясен: внедриться, а затем подавить численным преимуществом, так сказать, демократическим путем. Но Зрубавель и другие руководители алии этот замысел, безусловно, разгадали и отвергли, ссылаясь на указ Кореша, дающий именно репатриантам монопольное право на строительства Храма.
Тогда местные стали чинить евреям-репатриантам всяческие препятствия в их деятельности, и в начале царствования царя Ахашвероша "накатали телегу" в Шушан с жалобой и наветом на евреев - Иерусалим, мол, город завсегда нелояльный и негодный, и как только иудеи его отстроят, то перестанут платить налоги... И посоветовали царю найти в книге памятной записи об Иерусалиме, свидетельствующие, что с давних времен - это город мятежный и вредный для царей, за что он и был опустошен... Царевы слуги это немедленно откопали в архивах соответствующие цитаты, написанные, естественно, не иудеями и с антииудейских позиций. Царь во гневе стал чудесить и послал "добрым" самаритянам приказание добиться прекращения работ по строительству Храма, что они и выполнили вооруженной силой и численным превосходством. Строительство осталось замороженным на десятки лет...
Таковы были результаты первой волны алии. Обладая даже небольшой фантазией, можно найти немало аналогий с приключениями репатриантов XIX-XXI вв н.э. Как всегда, прав мудрый Шломо: "Нет ничего нового под солнцем!".
И вот тут, на мой взгляд, начинается самое интересное. Если Книги Эзры и Нехемии, безусловно, образуют две единосюжетные части сериала про сионистскую алию и строительство Второго Храма, то Свиток Эстер стоит как бы в стороне от этих повествований, и, вроде бы, с ними не связан. И наоборот, ни Эзра, ни Нехемия никак не упоминают о событиях Пурима. А между тем, гигант мысли и могильщих еврейской демократии Нехемия, был-таки, особой приближенной к императору - царским виночерпием, воспользовавшимся этой близостью и получившим от царя огромные полномочия по обустройству и восстановлению Храма, Иерусалима и Иудеи. И он, как следует из написанной им Книги, эти полномочия сумел с толком использовать. Но он, информированный царедворец, почему-то умалчивает и о Пуриме, и об Эстер. И, наоборот, Свиток абсолютно чист от упоминаний о первых сионистах.
...Сознаюсь честно, даже беглый просмотр мнений и толкований на тему Свитка Эстер, прежде всего, его датировки и привязки к прочим историческим событиям, может привести к полному сумбуру в голове, ибо относительно более-менее достоверных и аттрибутированных событий летописей Эзры и Нехемии, датировки событий Свитка разбросаны во времени на плюс-минус век. Это связано, в частности с именем Ахашверош, которое у разных авторов ассоциируется с разными царями, именуемыми в русской традиции Ксерксами и Артаксерксами. И потому, если принять, что действие Свитка Эстер происходит лет через сто после восстановления Храма (правление Артаксеркса II), возникает один сюжет, а если - между первой и второй волнами алии, возглавлявшимися Шешбецаром и Эзрой, то складываются и сюжет иной, и смысл другой.
Первый сюжет повествует об упертых ассимилянтах, благоденствующих в галуте, но в критическую минуту, когда приближается избиение "не по паспорту", осознающих себя и свое еврейское предназначение и спасающихся, скоропостижно вернувшись к Господу, вернее, к ответу за прежнее ("хазарат бе-тшува"), да спасающихся, так, чтоб юдофобам и впредь неповадно было... С моей точки зрения, сюжет достаточно фантастический, и годящийся разве что, для костюмно-анилиновой голливудской религиозно-истрической мелодрамы.
Потому лично мне милее второй сюжет, который показывает взаимную динамическую связь алии и галута и, сдается, более жизненный и реалистический. А что там было на самом деле, сегодня лишь одному Господу ведомо!..
Итак, сюжет номер 2, конспирологическо-детективный: "Царица Эстер и ее роль в возведении Второго Храма".
Престарелый Кореш умирает. Возникают династическая проблема наследования и борьба за власть. Трон достается Ксерксу (Ахашверошу). Существует мнение некоторых комментаторов, что Ахашверош - не прямой Корешев наследник, а мезальянсный муж царевны-наследницы Вашти, солдафон, пьянчуга и бонвиван. Он сосредоточен на подготовке огромного пира, посвященного воцарению - марафона пьянства, разгула и обжорства, описанного в Свитке.
И тут новому царю, мужику по-военному решительному (лишь бы не морочили голову разными делами государственными, отвлекающими от наслаждений!) и недалекому, вручают вышеупомянутый донос от самаритян, а затем зачитывают летописи со злословием в адрес Иерусалима, и он приказывает приостановить строительство Храма.
Вашти относится к мужу с презрением - и за его человеческие качества, и за низкое для царевны происхождение и потому пренебрегает его приказом явиться на пир. Тем более, что звана она, дабы показать народу красоту ее. Что это конкретно значило? Прилюдно открыть лицо? Сплясать танец живота или стриптиз? Естественно, что приказ царя, подобавший для рабыни или публичной девки, оказался оскорбительным для высокородной дамы, и был ею отвергнут. Это стало поводом для дворцового переворота, приведшего Ахашвероша к полновластию в империи. Но узурпированный трон стал смертельно опасным для Ахашвероша, ибо наверняка существовала партия, олицетворявшая прерванную генетическую династию, и она готова была свергнуть или убить его самого. Узурпатор замкнулся, отдал приказ казнить любого, кто без зова царского явится к нему...
После годичной подготовки и всяческих проверок, победив в огромном конкурсе претенденток, новой царицей стала еврейка Эстер. Случайно ли?
Кем был ее кузен и воспитатель Мордехай - простым обывателем или политическим интриганом?
В своем указе, цитируемом Эзрой, царь Кореш приказывает еврейским жителям империи материально поддержать миссию Шешбацара, "и воспомоществовали им серебряными сосудами, золотом и иным имуществом, и скотом, и дорогими вещами, сверх всякого доброхотного даяния для Храма". То есть в деятельности Шешбацара реально участвовали не только репатрианты, но и неназванное, и, скорее всего, намного превышающее их численностью еврейское население галута, состоявшего из двух основных волн: израильской, которой было к тому времени около 200 лет, и иудейской, порядка лет 70.
Израильтяне, судя по ТАНАХу, были менее ортодоксальны, нежели иудеи, чаще впадали в грех идолопоклонства и, потому, согласно мнению Пророков и не только их, стали первой добычей и первой жертвой месопотамцев. За два с лишним века пребывания в галуте они глубоко ассимилировались и встроились в реалии Ассирии-Вавилона-Персии. Ясного понимания Единого Господа у них не было, и никто не мешал им одновременно поклоняться и Иштар, и Мардуку, и Всевышнему. Тогда, 2500 лет назад, евреев, скорее всего, никто не принуждал менять религию, ассимиляция происходила, скорее всего, рутинно-добровольно. А мотором ее становились чисто житейские выгоды от статуса "быть, как все".
Но настал момент, что те, для кого забвение Иерусалима было равносильно отсыханию десницы, двинулись на восток, а остальные... Остальные - чем могли, помогли. И наверно, из разных побуждений. Кто - просто откупился, дабы не попасть под общественное порицание, кто помог ради славы и известности, а кто - в ожидании результата: "куда эта кривая выведет?".
Мне кажется, что Мордехай был из тех, кто занял выжидательную позицию. Имена его и сестры-воспитанницы говорят о довольно глубокой степени ассимилляции, ибо происходят от имен Мардука и Иштар. Сравните, например, с ивритскими именами их современников-репатриантов из летописей Эзры и Нехемии. Правда упоминается и потаенное еврейское имя Эстер - Адасса. Но оно потаенное, для всех она Эстер, Иштар. Но даже на наш современный слух, привычный к галутным именам, эти два имени все равно крикливо-экзотичны. Вам знакомы современные евреи, нареченные Христофором и Венерой?
Так что, семейство это было, скорее всего, крепко укоренено в Шушане и не бедствовало, иначе, вряд ли попала бы Эстер на царский конкурс "мисс Персия". Более того, хотя, на мой взгляд, поклоняться иудейскому Господу в Персии и не возбранялось, но было пятном на биографии, иначе, с чего бы братец проинструктировал сестрицу, что об этом - ни-ни!?
Общественная обстановка против евреев начала нагнетаться, полагаю, не при Амане, а раньше, с получением доноса самаритян, а может быть, и еще раньше, с указа Кореша и подготовки экспедиции Шешбацара. Ведь евреи вывозили трофеи - боевую славу вавилонского народа (за что боролись!?) и другие матценности и артефакты, произведенные на территории Ассиро-Вавилонской-Персидской империи, в том числе, и ее коренным населением. Потому, может быть, мудрый Кореш, предчувствуя антиеврейские волнения, которые были ему абсолютно не нужны, и решил отпустить евреев восвояси, предпочтя иметь этот взрывчатый материал на далекой окраине, да еще и с перспективой использования в своих целях.
Как бы то ни было, конкурс "мисс Персия" проходил в неблагоприятной для евреев обстановке. Но Эстер прошла все его стадии, включая формально-кадровые проверки, и в конце концов возлегла царицей на ахашверошево ложе.
Какова была при этом роль Мордехая, и какие цели он преследовал? Было ли всиупление Эстер в царские покои лишь чисто счастливым результатом честного конкурса? Скажите, такое бывает?
Послушайте! Если зажигают Звезды (а "иштар" - звезда), значит это кому-нибудь нужно?
Неужели вся последующая цепочка событий Свитка Эстер так уж случайна?
А почему бы не представить, что реакцией на антиеврейское решение Ахашвероша, заморозившее строительство Храма, мог стать еврейский заговор? Указ Кира и экспедиция Шешбацара неминуемо должны были поднять волну еврейской самоидентификации и сионистские устремления. Наверно, немало тех, кто просто раскошелился на первую алию, задумались и о своем будущем: продолжать сидеть в галуте или вернуться в Землю, Господом обетованную? И для них все зависело от успеха алии или ее неудачи. А немало было и таких, кто ощущал себя акционером алии и просто материально был втянут в систему ее поддержки. Мне кажется, что Мордехай был из их числа. И, полагаю я, что при всей красоте и обаянии, при всем уме Эстер, не обошлось и без стимуляции ее победы: подкупа, протекций и тому подобных интриг, родившихся задолго до описываемых событий и, поистине, бессмертных.
Мне скажут: как тебе не стыдно возводить такую клевету на свой народ на фоне юдофобской какофонии с ее "Протоколами сионских мудрецов" и подобных опусов? Не знаю, почему-то не стыдно. Я не считаю для евреев постыдным защищать себя. Всеми возможными способами. В том числе, и выглядящими неприличными с чьей-то продажно-сопливой и, уж, точно, юдофобской точки зрения. Покорное следование в печи Освенцима, по которому ежегодно по январям заорганизованно проливает крокодиловы слезы гуманистическая мировая общественность, на мой взгляд, не лучшая и не достойнейшая страница нашей истории. Мне милее мои отец и дядья, проливавшие свою и, главное, вражескую кровь в боях с нацизмом. Мне милее заведомо обреченная, но от того не менее героическая попытка восстания в Варшавском гетто. Мне симпатичны действия американского еврейского лобби, бросившего всю мощь на свое правительство, заставив его давить на "империю зла", дабы та "освободила народ мой". И мне омерзительны евреи-пропагандисты антисионизма, евреи, собирающие деньги для палестинских террористов, евреи, защищающие арабских, чеченских, боснийских и прочих бойцов всемирного джихада.
И потому, интриги еврея Мордехая, подложившего свою сестру в царскую постель и через нее, в острейшей ситуации "Кто кого?", низвергшего готовившего еврейский геноцид Амана, считаю достойными действиями, двинувший историю нашего народа в правильном направлении. Свиток Эстер свидетельствует о том, что "...прочие иудеи, находившиеся в царских областях, собрались, чтобы стать на защиту от врагов своих, и умертвили из неприятелей своих семьдесят пять тысяч, а на грабеж не простерли руки своей". Полагаю, что более всего это относилось к Эрец Исраэль и привело, в конце концов, к тому, что первые олим, по свидетельству Эзры, осмелев, самовольно возобновили достройку Храма, и новые сатрапы, правившие Иерусалимом, уже не посмели грубой силой остановить работы, а послали запрос в Сузы.
А там на троне уже сидел Дарий, сын еврейки Эстер, по будущей Галахе, сам - иудей. И подняв летопись времен своего деда, Дарий узнал о даровании им свободы евреям, и послал сатрапам указание - не вмешиваться в строительство Храма. А при следующем царе, опять же, по имени Ахашверош (Эн-плюс-Первый), поднялись вторая волна алии, возглавленная чиновником Эзрой, а затем - и третья, предводимая царским виночерпием Нехемией.
И вот, после десятилетий интриг, разброда и шатаний, подвигов, измен и предательств, пафоса народа и трагедий отдельных людей, Храм был отстроен, Иерусалим обнесен новыми стенами, и евреи-сионисты продолжили выполнять главную заповедь Господа для нашего народа - заселение Эрец-Исраэль!
Свиток Эстер стоит в ТАНАХе особняком. Он напрямую не привязан к содержанию и реалиям других Книг и по стилю не напоминает ни летописи, ни страстные обличения Пророков. В нем ни разу не упоминается Господь. По жанру, это, скорее, авантюрная повесть. Мне кажется, что из-за галутного бытия с его вечным фоном юдофобского воя и страха преследований, евреи во все века относились к истории Эстер с некоторым смущением. И из нее было выскоблено все, что могло указывать на заговор, подкуп и просто на то, что у галутных евреев могут быть собственные цели, отличающиеся от целей "государствообразующих наций", и право их добиваться.
И этим Свиток отличается от документально-религиозных, кое-где, до фанатизма героически идеологизированных, мемуарных летописей Эзры и Нехемии.

02.2008



  • Другие статьи о празднике Пурим
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      
    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria