яюLink: gazeta/menu-an.inc

Александр Лихтикман

Право-левая идеосинкразия

Как объяснить такой странный парадокс: в середине 90-х годов, когда в Израиле устраивались чуть не полумиллионные демонстрации, и дважды в неделю выносились на голосование вотумы недоверия, государственная пресса твердила о единстве народа, а в наши дни, когда рейтинг политических передач стремится к нолю, и избиратели бойкотируют выборы, все, как по команде, заговорили о некоем «глубочайшем расколе», в обществе? С чего бы это вдруг?
Десять лет назад страна напоминала спор-клуб – все только и делали, что участвовали в дискуссиях. Бессмысленной скороговоркой проносились названия партий и фамилии депутатов, цитировались статьи и партийные программы, извлекались из пыли забвения исторические аналогии. На работе, в компании друзей, в ресторанах и за кухонными занавесками шла непрекращающаяся дискуссия о правительстве, переговорах и демократии. Сотни тысяч маленьких «пополитик» сопровождали человека с утра до вечера, не давая возможности скрыться. Да и кто оставался равнодушным? Продавцы спорили с покупателями, рискуя потерять клиентов, подчиненные с начальниками, водители автобусов с пассажирами. Помню случай, когда пассажир городского автобуса вышел, не дожидаясь своей остановки, воскликнув на прощанье: «Шофер с такими политическими взглядами может стать причиной дорожной аварии!»  
И вот этот необычайный взлет гражданской активности государственные СМИ ухитрились проигнорировать. Видимо, спущенная сверху установка предписывала сглаживать противоречия, а несогласных с линией объявлять ничтожным меньшинством, врагами мира, отщепенцами и фанатиками. Позицию диссидентов чаще всего защищали поселенцы. Старательно подобранные особо косматые и косноязычные «самарийские горцы» в клетчатых ковбойках кочевали с канала на канал, символизируя маргинальность идеологической оппозиции и правящего режима. Далеко глядящие публицисты сравнивали это «единство» с онкологическим заболеванием, когда злокачественная опухоль тоже в известном смысле – часть организма. Ну, и соответствующие выводы и рекомендации.
Раскол в народе, действительно имевший место в те годы, объясняется несколькими причинами. Во-первых, еще не угасла вера в избранные демократические органы и честную агитацию. Открыто нарушили партийные программы только депутаты от Аводы и перебежчики из Цомета. До прихода к власти Нетаниягу и последующих разочарований сохранялась надежда на скорое возвращение к здравому смыслу. Во-вторых, значительная часть левых избирателей, обманутых своими партиями наравне со всеми, поверила в близящуюся эпоху всеобщего процветания. И, хотя, по всем опросам, оппозиция получала на ближайших выборах подавляющее преимущество, раскол по вопросу существования автономии проходил не на задворках общества, а более-менее посередине. До войны было о чем спорить. Каждая из сторон считала себя важнейшим фактором, влияющим на определение политики государства.
Сейчас ситуация совершенно иная. Только слепой не видит признаков апатии, охватившей общество. Что за ней кроется – фатализм, или копящееся возмущение, ждущее своего часа, пока неизвестно. Однако, ни о каком расколе говорить не приходится. Былые спорщики пьют чай и (по Жаботинскому*) беседуют о чае – дискуссии на политические темы незаметно вышли из моды. О чем говорить? И так все ясно. Разве что, данью привычке станут несколько произнесенных сквозь зубы теплых слов о тех, кто наверху. Семьи, разбросанные по политическим лагерям, снова вместе празднуют юбилеи. Насилие «на политической почве» – удел нанятых партиями хулиганов. Задарма никто получать синяки не хочет. Журналисты-онкологи выступили с покаянными статьями. Водители автобусов включают на полную мощность футбольные репортажи. Заметно снизился накал страстей на интернетовских форумах. И старушки у подъездов не обсуждают больше коалиционные трения, а перемывают косточки прохожих. 
О каком же расколе нам твердит пресса? Почему телеканал «Израиль-плюс» формулирует интерактивный опрос следующим образом «Существует ли серьезный раскол в израильском обществе?» На юридическом языке это называется подсказывать ответ допрашиваемому. Так поступает следователь, который «шьет дело». И 68 процентов допрашиваемых отвечает «Да, есть жесткое идеологическое противостояние». Но, между кем и кем? Кто кому противостоит? Помещенный вторым вариант «Мы единый народ» выбрали 8 процентов. 24 процента ответили «И в семье есть споры, но нельзя пересекать «красную черту».
Похожие опросы устраивались и в других СМИ. Практически не осталось газет и интернет-сайтов, которых вдруг не взволновало мнение читателей на тему народного единства. Публикация результатов, подчас на одной странице с невеселой муниципальной аналитикой, укрепляет в мысли, что инициаторов интересует отнюдь не угроза гражданской войны, а проблема взаимоотношения власти и народа. Ясно, что избиратели разных партий не собираются друг в друга стрелять. По крайней мере, я в своих левых друзьях и приятелях уверен – покушение никто не готовит, и от меня ничего подобного не ждет. «Красная черта» проводится не по вертикали, через все общественные слои, а по горизонтали, деля не на правых и левых, а на тех, кто правит и тех, кем правят. Для последних перейти «черту», значит совершить или оправдать политическое убийство. Но существует ли «красная черта» для тех, кто сверху? Или же здесь идет игра в одни ворота?
Как квалифицировать утверждение правительством невозможной, невероятной сделки с «Хизбаллой»? Еще вчера нам твердили об угрозе с севера. Еще вчера доказывали необходимость патрульных полетов над ливанской территорией, чреватых обстрелами Кирьят-Шмоны и увеличением военных бюджетов. А уже сегодня правительство окончательно закрепляет эволюцию Хасана Насраллы из мелкого террориста в политического деятеля регионального масштаба!
Израильская капитуляция под видом «обмена пленными» (какими пленными?) дает «Хизбалле» козыри, которые можно сравнить лишь с ночным бегством из Южного Ливана в мае 2000-го года. Капитуляция тем более откровенная, что ее даже не маскируют разговоры о перемирии. Тем более бессмысленная, что не приводится никаких аргументов, кроме освобождения отставного подполковника. Пи-арщик средней руки предложил бы дюжину обманных сценариев, превращающих капитуляцию в мудрый шаг правительства. Достаточно вспомнить, как нам преподнесли историческую сдачу контрразведке Джибриля Раджуба тысяч осведомителей ШАБАКа на территориях или передислокацию армии с господствующих высот. Выбран был, однако, «семейный вариант», при котором противопоставляются родственники Рона Арада и семьи Тененбаума и трех убитых солдат. Таков стиль нынешней власти, знакомьтесь.
Так же топорно выглядят разыгрывающиеся у нас на глазах попытки гальванизировать былой антагонизм, стравить правых и левых, как в старые добрые времена. В случае успеха, правые граждане будут «назло» левым поддерживать в опросах правительство Ликуда, а левые депутаты с готовностью проголосуют за любую уступку террору, не глядя в списки, и не вдаваясь в подробности, как с нынешним «обменом пленными». Не эту ли цель преследует демонстративное неучастие членов правительства в церемонии на горе Герцля, и упоминание Ариэлем Шароном в траурной речи военнослужащих, отказывающихся служить на охране поселений?
Схема многократно испытанная, обеспечивавшая в прошлом гражданскую стабильность на все случаи жизни, на этот раз не сработала. Две кости были брошены в народ, но, похоже, безуспешно, сколько ни старались толкователи Гостелерадио. На форумах в Интернете обе новости промелькнули, но особых эмоций и желания поспорить так и не вызвали. Зато обнаружилась интересная вещь – резкая активизация партийно-ангажированных форумщиков, тех, кто часто использует слова «правый» и «левый», и открытие новых тем, в которых эти слова и их комбинации вынесены в заголовок. Гораздо больше стало призывов запретить ту, или иную идеологию, расправиться с левыми (правыми) гражданами, выселить из страны, повесить на площадях и пр. Форумы – генераторы идей. Там этот уровень давно прошли. Опытный форумщик в отличие от рядового гражданина всегда сумеет отличить провокатора, под каким бы «ником» он не скрывался.    
В последний раз правые и левые объединились в 1990-м году на массовых демонстрациях под лозунгом «Коррумпированные политики, вы нам надоели!». Единственное достижение Общества за качество власти – введение прямых выборов главы правительства – было тихо похерено в прошлую каденцию кнессета. На нынешнем вираже вполне может произойти что-то подобное, несмотря на максимальные меры предосторожности. Все потенциальные лидеры заблаговременно устранены, дискредитированы или пристегнуты ремнями безопасности на задних сидениях «Вольво». Моше Фейглин добровольно переориентировался на Ликуд и ограничил политический кругозор центральным комитетом этой партии. Новых имен не слышно. Но и без харизматических лидеров, тихое брожение в обществе не сулит правительству ничего хорошего.
------------------------------
* "...Только сидя у них(Руницких), я оценил, сколько было в наших собственных обыденных беседах, дома у Маруси, дразнящего блеска - и вдруг почувствовал, как это славно и уютно, когда блеска нет. Пили чай - говорили о чае; играли на рояле - говорили о душке Джиральдони, но младшая сестра больше обожала Саммарко; Алексей Дмитриевич рассказал про Сингапур, как там ездят на джинрикшах, а мать про институтский быт тридцать лет назад; все без яркости, заурядными дюжинными словами, не длинно, не коротко, ни остроумно, ни трогательно - просто по хорошему; матовые наследственные мысли, липовый настой души, хрестоматия Галахова... чудесный мы провели вечер. "(Жаботинский Пятеро)

«Вести», 13.11.2003

АРХИВ:   о левых        о правых

  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  
TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria