яюLink: gazeta/menu-an.inc

Александр Лихтикман

Нарушитель конвенции

Одной левой

Короткая история нашей страны не сталкивалась еще с подобным шароновскому способом принятия решений. Что происходило в кулуарах при Бен-Гурионе или Шарете, неизвестно. Но, по крайней мере, внешне все обстояло более-менее благопристойно. Главы правительств не пренебрегали результатами выборов, не увольняли министров, пунктуально соблюдавших коалиционный договор, не жонглировали лозунгами и не нарушали с такой скоростью публично данных обещаний. Возможно, выборы вовсе фальсифицировали, но уже объявленные результаты были данностью, с которой нельзя было не считаться. Самым известным волюнтаристским решением правительства Голды Меир был запрет на въезд в страну группы «Битлз». Нам бы их проблемы!
Более полувека Израиль играл в демократическую республику, убедив весь мир и собственных граждан в том, что таковым он и является. На разрушение имиджа требуется время, хоть и меньшее, чем для его создания. Тревожные признаки, появлявшиеся в последние два десятилетия, можно было до поры игнорировать, объяснять сиюминутным политическим расчетом или хроническим осадным положением. Но количество рано или поздно переходит в качество. На сегодняшний день мы имеем гораздо больше признаков отсутствия в Израиле демократии, чем ее наличия.
Прежде всего, нет четкого ответа на вопрос, что нужно сделать, чтобы начала осуществляться программа той или иной партии. Пример Ликуда доказывает, что недостаточно убедительной победы на выборах, формирования правительства, создания устойчивой коалиции. Не помог даже партийный референдум. Чего-то важного не хватает, но чего? Глава правительства вышел из-под контроля и не скрывает разногласий с теми, от кого оно получил мандат на власть. И нет законных рычагов, заставляющих его играть по правилам. Вернее, рычаги есть, но все они – бутафорские, так как, не рассчитаны на практическое применение. Нарушено главное составляющее демократического правления – конвенция доверия.
Демократия для того и существует, чтобы исключить приход к власти человека с идеей «фикс», не подчиняющегося никому, ссылающегося на мнение «всего народа» и газетные опросы. Это именно то, что было, когда судьбы мира решали монархии. Современные монархии, не имеющие традиций династического правления, называются диктатурами, хунтами и т. д. Подобные режимы не подчиняются приговорам Верховного суда, хотя теоретически такая опция существует и в Ливии, и в Иране. Авторы апелляций, поданных в БАГАЦ после увольнения министров Либермана и Элона, поставили судей в весьма неудобное положение. Вопросы такого рода решаются не в суде.
После случившегося трудно представить себе, что подвигнет большинство граждан явиться в следующий внеочередной раз к избирательным участкам. Наивность? Инерция? Спортивный азарт? Кому захочется голосовать, зная, что результаты заведомо ни к чему не обяжут, а то и помешают осуществлению неких высших государственных интересов? Зачем идти на избирательные участки – чтобы обнаружить за занавеской ослиную голову?
Изменится суть выборов, главным станет факт участия. Голосующий за любую партию, в отличие от бойкотирующего выборы, выражает доверие системе. А большего и не требуется. Власти не опасаются снижения процента голосующих. Как здесь говорят, есть еще, куда падать. Нынешнему главе правительства больше всего хлопот доставляет как раз чрезмерная гражданская активность «низов». С министрами, как видим, он справляется одной левой.

Сказка о диком вепре

Драматические события в правительстве вывели на новый уровень израильский политический комментарий. Поначалу, столкнувшись с необходимостью простым и понятным языком объяснить народу происходящее, пресса обнаружила полную растерянность. В лексиконе комментаторов не оказалось слов, подходящих для описания сложившейся ситуации. Ведущие комментаторы до сих пор не решили, кто против кого бунтует – партия против лидера, или наоборот? Даже прецедентов из славного прошлого не нашлось, сколько не притягивай за уши. Не приводить же в пример тех, кого Израиль привык поучать с высоты победившей демократии?
Получил распространение «описательный комментарий» и жанр «заклинание будущего». В первом случае выдается максимум подробностей, высказываний, замечаний и опасений без малейшей попытки понять побудительные мотивы власти. Не важно, почему глава правительства стремится разрушить поселения, но очень любопытно – каким способом он добивается поставленной цели. Так на телеканале «Нейшнл джиографик» делают фильмы о животных. Кто знает, что на уме дикого кабана? Но роет он быстро, а видит плохо. Изучение повадок хищника дает шанс понять ход его мысли.
Во втором случае, авторы оправдывают новое перерождение Шарона тем, что они и сами давно не верят в «целесообразность» еврейского присутствия в Гуш-Катифе. Что тут поделаешь – единомышленники, братья по разуму! Здесь мы имеем дело с плохо скрываемой агитацией, базирующейся на многократном повторении слогана «Вот увидите, все равно мы оттуда уйдем!». Любые вопросы лишние – просто им нравится это повторять.
По этим заклинаниям легко узнать добровольного или нанятого сторонника Шарона. Минимум логики, упование на анонимные «государственные интересы», цинизм и подобострастие. По тому, как мало внимания уделяет глава правительства уровню пропаганды своей политики можно сделать неутешительный вывод: общественное мнение его уже не слишком-то волнует. Сойдет и так. Сошло же в Ликуде, в правительстве и в БАГАЦе! А результаты опросов пресса пока поставляет удовлетворительные и истолковывает их в нужном духе.
По ходу выяснилось, почему в Управлении «Рашут ха-шидур» (Гостелерадио) большинство составляют назначенцы левых партий. Если бы в свое время на ключевые должности были выдвинуты право-ориентированные журналисты, произошел бы «эффект референдума» и главе правительства пришлось бы сейчас куда труднее. Эти же, хоть испытывают нездоровый интерес к веренице полицейских расследований, преследующих главу правительства, зато их понимание так называемой демократии вполне соответствует требованиям текущего момента.

От греха подальше

Два знаковых события произошли на прошлой неделе: согласие бывшего главного раввина Бакши-Дорона с введением гражданских браков и предложение члена Высшего раввинского суда даяна Шломо Диховского о реформировании брачного договора – «ктубы». Раввин Диховский дополняет сказанное раввином Бакши-Дороном. Оба раввина говорят о новой реальности, оба – обеспокоены нынешним положением религии в государстве. Появление альтернативных форм регистрации брака создаст конкуренцию, в которой ортодоксальный иудаизм рассчитывает выйти победителем. Для этого традиционный, составленный на арамейском языке, текст «ктубы» должен быть заменен понятным и справедливым брачным договором, более атрактивным, чем договор, заключаемый у адвоката.
Предлагается также ограничить размер компенсации при разводе реальной суммой, вместо миллионов и сотен тысяч, как нередко бывает, особенно в восточных общинах. «Ктуба» должна стать безупречным с юридической точки зрения документом, а не символической декларацией, которую, по словам даяна Дори Гельмана, коллеги раввина Диховского, не воспринимают всерьез даже религиозные суды. Столь откровенная дискуссия состоялась на съезде организации ЦОХАР в Иерусалиме. Не все выступавшие были единодушны, но с тем, что перемены назрели, согласилось большинство.
Религиозный брак – одна из важнейших составляющих пресловутого «договора статус-кво», заключенного вскоре после провозглашения независимости в 1948-м году. Раввины получили монополию на регистрацию брака, а МАПАЙ сотоварищи – необходимый минимум иудаизма, наделявший смыслом еврейско-демократическую вывеску. Были учреждены должности казенных раввинов – районных, городских, армейских, главных, введена кошерность в ЦАХАЛе и госучреждениях и т. д.  Религиозные авторитеты не были в восторге от союза с сионистами, но считали невозможным отклонить предложение о сотрудничестве. Вдруг государство действительно заинтересовано в сохранении еврейского характера?
Предоставление гражданства сотням тысячам не евреев создало не только гуманитарную и юридическую, но и религиозную проблему. Раввины не могут обвенчать представителей разных вероисповеданий, разве что – под дулом пистолета. Но, настаивая на продолжении монополии, они невольно потворствовали греху, так как, мужчины и женщины, которым в Израиле нельзя пожениться, все равно живут вместе. Необходимость законной опции диктуется даже 7 заповедями сыновей Ноаха, последняя из которых запрещает формальное беззаконие. Гражданский брак, несомненно, будет введен в самом ближайшем будущем. И отнюдь не под давлением «правозащитников», хотя те, наверняка, запишут это в свой актив.
К раввинам постепенно пришло осознание того, что их используют. Существующая практика способствует лишь отчуждению между основной массой израильских евреев и религиозными институтами. Религиозный мир больше потерял, чем выиграл от этого сотрудничества. Например, отсрочка для учащихся ешив от армейской службы стала причиной хронической бедности религиозного сектора и потерей экономической самостоятельности. С другой стороны, государство ни на йоту не стало более еврейским от того, что раввины получают зарплату из общего бюджета за услуги, оплачиваемые в других странах самими прихожанами. Брак, развод, бар-мицва, похороны и пр.
Государственная религия позволяет раввинам сделать карьеру, оказаться рядом с властью в буквальном смысле – на торжественных церемониях высокопоставленным казенным раввинам выделяется место рядом с главой правительства. Главные раввины получают министерские зарплаты и льготы. Находятся такие, кого устраивает система, дающая деньги, почет, а при нечистой совести – источник нетрудовых доходов.
С другой стороны, скованные государственными должностями, раввины лишились свободы принятия решений. В Израиле обычный городской раввин – чиновник, в армии – солдат, и требуется от него, прежде всего – дисциплина. Военный раввин рискует оказаться за решеткой, если честно изложит позицию Торы по поводу демонтажа еврейских поселений. Не в качестве раввина, Боже упаси, а в качестве военнослужащего, нарушающего устав, подстрекающего к невыполнению приказа. Какая уж тут свобода?
Не удивительно, что так разнятся мнения государственного раввината и независимых «частных» раввинов во всем, что касается уступок арабам. Например, в первый Судный день после подписания Ословских договоренностей Главный раввинат (разумеется по указанию сверху) предостерег верующих не иметь в виду коалицию Рабина при произнесении слов молитвы «И удали правительство злодеев с лица земли». Нарочно ведь такое не придумаешь! Наверное, это был единственный случай, когда радиостанция «Коль Исраэль» весь день с утра до вечера транслировала религиозное постановление.
За истекшее десятилетие идеологические расхождения с бывшими сионистами зашли настолько далеко, что даже казенные раввины объединились в организацию «Раввины за Эрец-Исраэль» и весьма резко выступили по актуальным вопросам. При этом, никого из них не сняли с довольствия, потому что правительство заинтересовано в институте казенных раввинов больше, чем раввины в своих должностях. Все более явные тенденции к отделению следует понимать, как стремление уйти подальше от власти, не иметь ничего общего с теми, кто задумал изгнание евреев из своих домов, разрушение синагог, осквернение святых мест. Предоставление религии независимости от государства несомненно многократно усилит ее позиции.

«Вести», 10.06.2004

  • O плане Шарона
  • О взаимоотношениях светских и религиозных евреев


  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      
    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria