яюLink: gazeta/menu-an.inc

М.Левинов

Рут (шавуотный рассказ с хорошим концом не для невинных глаз)

(из "Библейских рассказов для взрослых с примечаниями для любопытных")

1. О том, как Рут попала к евреям
2. О том, почему Рут попала в дом Боаза
3. О том, почему Боаз не хотел жениться на Рут
4. О том, как Боаз помог Наоми вернутъ наследство
5. О том, как Боаз женился на Рут и стал предком царя Давида
6. Зачем нам вся эта история

1. О том, как Рут попала к евреям
Где-то там в Эфрате, фешенебельном пригороде Бет-Лехема Иудейского жил весьма знатный еврей по имени Элимелех - третий по знатности в роду. Тут приключилась засуха, а за ней, как обычно пришел голод, а потому человек, бросив на некоторое время свой родовой надел, забрал жену Наоми и двух своих сыновей отправился к соседям в Моав. В Моаве то да се, купил домик, потом дети в школу пошли, в кружок по танцам их приняли, говорили: большие надежды подают. Потом дело удачное подвернулось, потом еще что-то, в общем, задержался надолго. Каждый раз, вспоминая родину, думал, что вскорости вернется, но так и не вернулся. Похоронили его где-то там в Моаве, со всеми надлежащими иудею обрядами.
Дети к тому времени прославились исполнением классических танцев. Женились на двух хороших местных девочках, нееврейках, конечно, но все же почти еврейки - моавитянки, как все знают, потомки племянника Авраама - близкие родственники. Прошло еще 10 лет, детей у них так и не народилось, а вот чужая земля оказалась нездоровой, да и с возрастом контракты стало добывать сложнее, одноразовых же приглашений на танцы становилось все меньше, а свой танцевальный кружок открыть как-то все не складывалось. В общем, остались в Моаве три вдовы. Связей нет, бизнес зачах, делать нечего, вдова Элимелеха решила отправиться домой. С невестками-вдовами дела обстояли хуже. Вдовьей доли им получить было не с кого, замуж после того, как они побывали замужем за чужеземцами, их никто брать не хотел. Пошли было обе за Наоми, потому как слышали рассказы о знатности Элимелеха, и надеялись поселиться около его родственников.
Тут Наоми пришлось кое-что им объяснить. Она сама может рассчитывать на вдовий надел, но по обычаю ей придется выйти замуж за ближайшего родственника, который этот надел наследует. Законность же их брака с ее сыновьями будет выглядеть в Иудее сомнительной, а потому вряд ли им в Иудее что-нибудь светит.
Орпа решила вернуться домой, к братьям, в надежде, что те ее как-нибудь все же устроят. Здесь следы ее теряются. По слухам, братья ее не приняли, потом, рассказывают, она стала жертвой группового изнасилования. Насильники - потомки двухметровых гигантов заделали ей ребенка. Говорят, что от него произошел Галиаф. Вторая невестка Рут, решила пойти с Наоми в Иудею. Кажется, обычаи ее мужа и зятя ей были по сердцу, да и Бог их чем-то оказался ей близок.

2. О том, почему Рут попала в дом Боаза
По возвращению на родину, Наоми узнала, что ее ближайший родственник уже вошел в права владения на надел, ранее принадлежавший ее мужу. И это понятно, нельзя же оставлять поле на столько лет без заботы. Сунулась Наоми в суд. Дело ее там приняли, но ясно дали понять, что пролежит оно там до скончания времен. Понятное дело, что никто не собирается ссориться со вторым человеком рода ради какой-то там вдовы. Дать на лапу? - так ведь все, что Элимелех взял с собой в Моав, уже было проедено. Вообще-то закон требует помогать вдовам особо, но к хорошим законам еще бы праведных судей, и жизнь стала бы райской.
В общем, в Бейт-Лехеме Иудейском прибавилось две нищие вдовы. Рут, зря что вдова, вокруг нее парни так и вились. Все чего-то предлагали. Некоторые даже замуж звали. Но замуж звали не очень знатные и не очень богатые. Ее бы взяли, но прокормить лишний рот и взять в дом Наоми - чужую вдову были не готовы, да и просто денег у них таких не было. И Рут так и не решилась бросить пожилую женщину на Б-жью волю. Те же, кто побогаче, замуж не звал, содержать - пожалуйста, но не замуж же! - Рут на них смотреть не желала.
Во время жатвы ячменя, Рут, как все бедняки ходила в поля, собирать несжатые колоски, или кто-то там снопик забудет - это же законная доля нищих. Один раз ей крупно повезло, попала она на поле Боаза, родственника Наоми и не просто родственника, а главы рода. Приличия требуют, и Боаз оставил Рут при своих работниках, и приказал им кормить Рут и вообще давать ей больше, чем принято по закону и обычаю. Так Рут и провела почти все время жатвы недалеко от них. Но опять, девушка была нравов строгих, и ни в каких играх в стогах участия не принимала.
Внимание Боаза к Рут навело Наоми на замечательную мысль: попробывать привлечь Боаза на свою сторону, пусть замолвит за нее слово в суде, и дело о ее вдовьем наделе сдвинется с места. Все же он стоит на ступеньку выше, чем родственник, захвативший поле, и судьям придется кончить тянуть дело, а уж решить его смогут они только в ее пользу. Закон такой. Трудность была одна, но довольно очевидная - захочет ли Боаз ссорится со вторым человеком рода - все же политика дело тонкое. А потому, - продолжала свю думу Наоми, - остается один вариант: Боаз должен захотеть помочь нам больше, чем испортить отношения с родственником. А это возможно только в одном случае, если он захочет одну из нас, - так объяснила Наоми дело Рут. Понятно, что "одну из нас" - это Рут, а не траченная жизнью старуха Наоми.
Конечно, он старик, - думала Рут. - Но в этом есть свои достоинства. И подумав и погоревав, она решилась. Вымылась, надушилась, подготовилась так, как следует, и отправилась на поле. Там она тихонько подобралась ночью к постели Боаза, и хоть тот и был стариком, все же сумела его ублажить.

3. О том, почему Боаз не хотел жениться на Рут
Боаз, по долгу службы, о деле Наоми знал. Знал, что дело в суде, догадывался, что пролежит оно там столько времени, сколько нужно для его полного усыхания. Кроме того, поднатужившись, он вспонил полицейский доклад на Рут и Наоми, где обе они характеризовались совершенно с положительной стороны с пометкой, что Рут к себе никого не подпускает. Вывод напрашивался сам собой: не просто так выбрала Рут его старика для утех в поле: За надел снохи девочка трудится, помочь, чем умеет старается.
С другой стороны, девочка хорошая - бросила бы сноху, давно бы пристроилась, а нет, при ней живет, ее кормит. Жена из нее выйдет отличная, тем более для меня старика, преданная, на пакость не способная. В общем, грех бросать такую девочку, да к тому же еще и прилепившуюся к чужому народу. А помочь ей - большая заслуга.
Но дело, как и думала Наоми, было тонкое: Просто так жениться на Рут? - Родственник решит, что под его поле подкапываются, он ближайший родственник Элимелеху, он ему наследует, он должен занять его место. Правда этот тип хочет получить только выгоду от родства, а обязательств не хочет принимать, но это дело житейское. Женюсь я на Рут, у меня права появятся, тот придет, хай поднимет. Сторонников у него много, ссорится с ним не с руки. А потому просто так взять и жениться на этой девочке будет большой политической ошибкой.
С другой стороны, если разделить вопрос о женитьбе Рут с Боазом с вопросом о наделе, то было бы просто замечательно. Но как-то не делится: женюсь, автоматически приму вытекающие обязательства и права. Родич придет в гнев и будет с чего.

4. О том, как Боаз помог Наоми вернутъ наследство
Ну не зря же Боаз был столько лет главой рода. Дураки на таком посту не удерживаются, а потому ему пришла в голову замечательная мысль: то, что мешает должно помочь. Действовать надо ровно наоборот: вопрос о наделе следует увязать с вопросом о женитьбе на Рут, но не его Боаза женитьбе, а родственничка. Вот он попляшет, узнав, что ему следует жениться на моавитянке без племени и новой в роду.
Итак, задуманное следовало претворить в жизнь. В первую очередь, никто не должен узнать, что он хлопочет ради близости к Рут. А потому Боаз ее отослал со строгим наказом никому про то, что было в поле не рассказывать: Пусть ночь покроет эту тайну. Утром сама все увидешь.
Утром, ничего не подозревающий родственник, давно уже считавший бывший надел Элимелеха своим, пошел на базар. Каждый день он проходил мимо городских ворот, мимо лавок, на которых заседал суд. Понятное дело - где базар, там тяжбы, а где тяжбы, там суд. Тут его схватили за полу, и он обнаружил, что суд сегодня выглядит как-то не совсем обычно. Десять старейшин и перед ними Боаз. И Боаз заявляет, что пришло время наконец вынести решение по делу Наоми, позаботиться о справедливости, выделить Наоми вдовью долю. Да и о юридической стороне владения родича следует подумать и оформить все надлежащим образом. Сколько тот будет им пользоваться в качестве временного доверенного суда. От такой заботе о себе родич только зубами скрипел. Но дется некуда. Закон и обычай требуют, все оформить, требуют принять вдову, обязаться содержать ее. Да и в сколько проест та вдова, надел дает гораздо больше. А потому отказываться от надела просто глупость. И родственник заявил суду, что он принимает надел со всеми обязательствами, вытекающими из этого владения. Боаз поздравил его с приобретением и с самым невинным видом сообщил ему, что в наделе, кроме вдовьей доли Наоми есть и вдовья доля моавитянки Рут. К тому же Наоми после всего пережитого замуж не собирается, а вот моавитянку Рут следует принять в дом, как родственницу, и не просто родственницу, а как жену. А потому Боаз рад, что родственник выполняет б-жьи законы и принимает на себя заботу о пришельце, прилипившемся к народу Израиля.
А вот такой поворот дела родича никак не устраивал. Только такой записи в родовых книгах не хватало, объясняйся потом с потомками, почему он испортил столь чистую родословную. Интересно, - подумал родич. За кого это хлопочет Боаз? Ясно, что не за себя. Ему такой брак нужен еще меньше, чем мне. Он посмотрел на судей, согласны ли они с предложенным Боазом решением дела? Увидел на их лицах: иначе никак. На весах был уже ставший родным надел, но на другой чаше лежал брак, который сулил только позор и неприятности потомкам. После него вес семьи стремительно падал, на хорошие должности расчитывать больше не приходилось. Хорошая должность стоит больше, чем надел, - решил родич. Я отказываюсь, - выдавил он. После этого он совершил все формальности по официальному отказу от притязаний на надел. Следующим в очереди родства стоял Боаз. Родич лихорадочно считал, кто следующий после Боаза? Ради кого тот хлопочет?

5. О том, как Боаз женился на Рут и стал предком царя Давида
И тут он с удивлением услышал заявление Боаза, что тот считает своим моральным долгом принять и надел, и Рут, и Наоми к себе в семью. И только теперь родич понял, что его обвели вокруг пальца, как мальчишку, ибо во всех своих расчетах, он забыл принять во внимание, что сам Боаз по старости лет может брать в жены кого хочет, детей ведь у него уже не будет, по так сказать, техническим причинам. И потому никаких проблем с родословной у его потомков не предвидится. А потому весь этот трюк проделан только для того, чтобы отобрать у него поле и перевести в свою семью. Ясно, что скандала не устроить. Решение суда полностью соответствует закону и обычаю и все формальности уже исполнены. Остается только поздравить престраелого родственника с скорой свадьбой.
После этого Боаз заключил брачный контракт с Рут. А вскоре он умер. Умер по возрасту. Но родич все равно ошибался. Ребенок у Рут родился и как назло мальчик, а потому надел остался за ней и после смерти Боаза. Ну точнее, за младенцем, но управлять то им он начнет только через много лет.
Наоми же вынянчила мальчишку Рут и Боаза. Впрочем, родственник оказался абсолютно прав. Никаких должностей ни ему, ни его детям не предлагали, потому как были они рода "попорченного" браком с моавитянкой. Так бы эта история и была забыта, но внуком этого дитя, зачатого на поле под давлением нужды и сострадания был Давид, которого Б-г через пророка Шмуэля выбрал Спасителем народа Израиля. И он спас народ Израиля от филистимлян и занял лучшую должность в стране - стал царем над всем Израилем.

6. Зачем нам вся эта история
Зачем нам вся эта история? Затем, что родословная вещь хорошая, но царем можно стать и при попорченной родословной. Затем, что когда хлопочут о других, то и не самые достойные поступки могут оказаться правильными. Затем, что, помогая бедным, ты можешь попасть в мировую историю. Затем, что справедливый суд, приводит Машиаха. Затем, что "темны пути Спасения", и кто может знать, что к чему приведет.
Есть еще многое, для чего этот рассказ рассказан, но для того, чтобы понять это многое надо читать сам рассказ, а не пересказы всяких деятелей, которые что-то дополняют, что-то выкидывают, и вообще все кроят под себя в меру своей праведности и испорченности.
Тем более, что читать рассказ о Рут в праздник Шавуот - большая мицва.



  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  
TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria