яюLink: gazeta/menu-an.inc

Евгения Кравчик, Алекс Прилуцкий

Прощание с Бейлиным

Репортаж
Партии, как и люди, стареют. Согласно опросу общественного мнения, «Аводу» поддерживает всего 3-5 процентов молодежи, а основную массу партийцев составляют люди почтенного возраста.
«Авода» - партия пенсионеров!» - ахнули политкомментаторы, как будто социологи сделали потрясающее открытие.
Избиратели тем временем отправились на участки. В «Аводе» (в отличие от «Ликуда») судьбу кандидатов в депутаты кнессета решает не всемогущий ЦК, а рядовые партийцы. Порядка 110.000 душ!
9 декабря на севере страны хлестал ливень, над центром висели тучи, а на юге холодало. Отсюда вялое (53%) участие избирателей в решении судьбы депутатов. А их, если верить опросам, в кнессет 16-го созыва от «Аводы» пройдет не так уж много: десятка два с лишним. Зато баллотировалось - 85 претендентов.
Впрочем, даже в первой десятке четыре места дальновидно забронированы: три первых - за председателем Мицной, его предшественником Бен-Элиэзером и ветераном Шимоном Пересом. Седьмое - за генсеком Офиром Пинесом-Пазом. Так что вся борьба развернулась за остальные (считанные!) вакансии.
В 9 часов вечера планировалось приступить к подсчету голосов, а к часу ночи отпраздновать победу счастливчиков.
В предвкушении красочного парткарнавала 1-й канал телевидения изъял из программы художественный фильм и приступил к прямому репортажу. Судя по растерянным лицам ведущих, что-то не заладилось: политический комментатор Ницан Хен вещал поначалу из пустой (ни души!) штаб-квартиры «Аводы» в тель-авивской Шхунат ха-Тиква, а ближе к ночи переместился в полутемное - и тоже необитаемое - помещение «Бейт-Берл», что в окрестностях Кфар-Сабы.
«В ближайшие часы сюда - по случаю оглашения итогов - съедутся депутаты кнессета и активисты предвыборных штабов», - обещал Хен. А через пару часов внес поправку: «Вообще-то результаты будут оглашены завтра. По словам Офира Пинеса, лидер партии Амрам Мицна приедет в «Бейт-Берл» к семи утра»...
Пришлось авторам этих строк поставить свои будильники на 5 утра - чтобы, не дай Б-г, не опоздать на церемонию.
В предрассветном выпуске новостей радиостанция «Решет «бет» передала, что пока подсчитано только 30% голосов, но к восьми-девяти утра счетная комиссия наверняка «подобьет бабки» и торжество демократии состоится.
Окрыленные надеждой, мы поскакали в «Бейт-Берл»...

Из пустого в порожнее

На часах - 9.30. В конференц-зале дежурит один человек - генсек «Аводы» Пинес-Паз (покрасневшие после бессонной ночи глаза, дурное настроение). Цифровые показатели на обрамляющих сцену мониторах замерли, хотя было обещано, что, по мере подсчета, они будут меняться, указывая, кто из кандидатов «рискует» стать депутатом.
10.00. Ни души!..
Наконец в кафетерии появляется сияющий Биньямин Бен-Элиэзер.
- Очень сбалансированный список, - сообщает он с нескрываемым торжеством. - Я, признаться, опасался, что большинство мест займут левые радикалы. Слава Всевышнему, этого удалось избежать!
- Йоси Бейлин, судя по предварительным результатам, в кнессет не пройдет? - волнуется молоденькая радиожурналистка.
- Обойдемся без имен! - просит Бен-Элиэзер: ему, виртуозно владеющему ситуацией на местах и настроениями в «низах», доподлинно известно, что основная борьба развернулась между умеренно левыми (именующими себя центристами) и «ахшавниками» из лагеря Бейлина, символизировавшего идеологию партии Труда. - Мало того, что победу одержали умудренные опытом политики, в списке появились новые имена: Ицхак Герцог (экс-секретарь правительства Барака - Авт.) и Дани Ятом (занимавший при Бараке пост главы штаба по борьбе с террором - Авт.).
- Но ведь не секрет, что вы не желали видеть в списке Йоси Бейлина? - не унимается коллега.
- Политические взгляды Бейлина для меня неприемлемы, так же, впрочем, как и его поведение в ряде случаев. - (Наконец-то подчеркнуто официальный Бен-Элиэзер превратился в словоохотливого Фуада). - Однако и поражение следует принимать достойно.
- А какого вы мнения о предвыборном списке «Ликуда»? - задаем мы явно провокационный вопрос (накануне новый лидер «Аводы» Амрам Мицна заявил: «Ликуд» - судя по списку - настолько поправел, что скорее напоминает филиал блока «Национальное единство» во главе с Авигдором Либерманом).
Фуад, однако, на провокации не поддается:
- Не мне судить о списке «Ликуда», - произносит он лукаво. - Мой кровный интерес - «Авода»!
В буфете появляется Софа Ландвер, претендентка на 22-е - забронированное для репатрианта - место.
- К сожалению, наше место замыкает секториальную «карту» партии, - констатирует Ландвер.
И действительно, впереди «русских» - не только араб, но и кибуцник, и мошавник, и даже религиозный представитель «Меймада»...
- Означает ли это, что в обеих крупных израильских партиях - «Аводе» и «Ликуде» - к «русским» относятся всего лишь как к безликой массе, о которой вспоминают только перед выборами?
- Очень больно и обидно, но нас по-прежнему считают «младшим братом», - соглашается Софа Ландвер. - Что поделаешь: наши родители не были генералами ЦАХАЛа... Израильское общество держится на витамине «П» («протекция»; parents - родители - Авт.). Потому мы и являемся свидетелями стремительного взлета генералов да «наследных принцев». Тем не менее, в нынешний «кампейн» я чувствовала, что за мной - община. Вчера мне звонили из канцелярий всех русскоязычных депутатов парламента и министров (за исключением одного). Стоило мне выйти из машины - меня тут же окружала толпа. Так что община для нас - и отец, и мать, и генеральские погоны!

Праздник со слезами на глазах

На часах 11.30. В зале, рассчитанном на 700 мест, занята половина одного ряда. Лица - как на панихиде. А где же юная поросль «Аводы», которая на всех мероприятиях кричит, поет, пританцовывает и хлопает в ладоши?
С этим вопросом мы обращаемся к депутату Эфи Ошая, председателю фракции «Аводы» в кнессете.
- В утренние часы школьники и студенты учатся, - предполагает он.
- Не оттого ли юные партийцы отсутствуют, что «Авода» - на грани краха?
- Нет! Просто люди работают...
- Зато в день «праймериз» в «Ликуде» в «Ганей тааруха» с раннего утра было полным-полно подростков. Впрочем, и опросы показывают, что всего 3-5 процентов молодых людей поддерживает вашу партию...
- Верно, подавляющее большинство молодежи за «Аводу» не голосует. Очень жаль, - соглашается Ошая.
Появляются первые победители. Адвокат Ицхак Герцог, один из руководителей предвыборного штаба Эхуда Барака, отвечал за перевод из-за океана денежных пожертвований. Его имя фигурировало в отчете государственного контролера (январь 2001 года), а затем - и в полицейских сводках о расследовании «дела амутот Барака».
- Как вы чувствуете себя в роли будущего депутата?
- Я горжусь тем, что буду представлять в кнессете нашу партию!
- А завершилось ли следствие по делу «амутот Барака»?
- Мое избрание никоим образом не связано с этим делом! И следствие давным-давно закончилось. А сегодня я представляю замечательное политическое движение и чувствую себя более чем уверенно.
- Вернется ли Эхуд Барак в политику?
- Я Бараком не занимаюсь. Он пока отдыхает (в день «праймериз» экс-премьер находился за кордоном - Авт.). Но мы остаемся друзьями, - произносит Ицхак Герцог и спешит дать интервью другим журналистам.

Слева Мицна, справа Фуад, кто в центре?

Ближе к полудню появляется главный герой «праймериз» - Матан Вильнаи, экс-министр культуры, науки и спорта. Его четвертое место приравнивается к первому. Потому что завоевано в честной борьбе. Вильнаи - сторонник Мицны. Впрочем, в отличие от нового партийного босса, придерживается центристских взглядов.
- Верно ли, что ваша правая позиция призвана сбалансировать радикально левые взгляды Мицны? - интересуется англоязычная тележурналистка.
- А я своих взглядов никогда не меняю, - отвечает Вильнаи уклончиво.
- Хотели бы вы занять пост министра обороны в правительстве национального единства, если таковое будет сформировано?
- До этого еще далеко...
- Вам удалось завоевать столь высокое место благодаря тому, что вы в «Аводе» - человек новый и еще не успели нажить врагов? - спрашивает Игорь Молдавский, корреспондент популярного русскоязычного телеканала RTV-International.
- Я в «Аводе» четыре года, - улыбается Вильнаи. - Но и меня тоже пытались уничтожить. Как видите, не удалось! Члены нашей партии - здравомыслящие люди, они не обращают внимания на тот или иной подсунутый им бюллетень, голосуют по совести.
(Значит ли это, и на «праймериз» в «Аводе» заключались сделки и распространялись списки «рекомендованных» и «подлежащих уничтожению»?)
- Господин Вильнаи, как вы относитесь к тому, что «Авода» стремительно стареет? - спрашиваем мы.
- Очень жаль.
Публики до обидного мало - охранникам нечем заняться. Вот и гоняют журналистов туда-сюда, создавая видимость кипучей деятельности. Мы не сдаемся, обороняемся, наступаем и в конце концов отвоевываем право общества на получение информации.
Мицны, впрочем, как не было, так и нет. А остальные депутаты только тем и заняты, что высматривают, кому бы еще дать рекламное («кампейн» в разгаре!) интервью.
Бейлин, как и Яэль Даян, Цали Решеф и другие отцы-основатели «Шалом ахшав», на «панихиде» отсутствует. Зато прибыла профессор Юли Тамир. Она, говорят, на высоком месте. Но в гордом одиночестве: соратники и единомышленники оттеснены в хвост.

Разговор с Пересом - политиком и человеком

- Забронировать место Бейлину! - выкрикивает в зале одинокий голос. Но поддержки не находит. Никто не собирается ради Бейлина лезть на баррикаду. Даже Шимон Перес, бывший министр иностранных дел, у которого мы берем интервью.
- Господин Перес, почему для арабского депутата было забронировано двадцатое место, а для представителя репатриантов - всего лишь двадцать второе, хотя численность той и другой общины - одинаковая?
- Да потому, что значительная часть русских новыми репатриантами уже не является! - произносит Перес и добавляет: - Они уже стали гражданами Израиля.
- А арабы гражданами еще не стали?!
- Репатриант, проживший в стране 10 лет, - это старожил. Ну сколько можно вас баловать - всему должен быть предел! Что же касается арабов, то здесь разница существенная - и от этого не уйдешь. Впрочем, я был бы рад, если бы мы могли ввести в список больше репатриантов - это интеллигенция, среди которой есть замечательные люди. Но они баллотироваться не стали.
- А может, партия Труда не пользуется популярностью среди репатриантов?
- Возможно - причем только из-за публикаций русской прессы! - обвиняет Перес. - Вы должны нашу партию популяризировать, - дает он руководящее указание.
- «Авода» перестала привлекать репатриантов, потому что проводимая ею политика потерпела сокрушительное поражение...
- А может, наоборот: это репатрианты исповедуют ошибочные воззрения? - наступает Перес. - Мне, например, известно, что олим разделяют нашу позицию относительно упорядочения статуса тех трехсот тысяч человек, которые евреями по Галахе не являются.
- Однако депутаты от «Аводы» не внесли по данному вопросу корректив в действующие законы!
- С моей точки зрения, еврей - это вовсе не тот, чья бабушка была наполовину еврейкой. Это, прежде всего, - лояльный гражданин! - заявляет Перес. - И за признание этого статуса мы будем бороться.
- Однако до сих пор депутаты от вашей партии ничего ради этой борьбы не сделали! - занудствуем мы.
- А мы оказались в кнессете в меньшинстве, - признает Перес.
- Правда ли, что вы возглавляете предвыборный «русский» штаб?
- Не штаб, а координационную комиссию. Впрочем, дело не в названии и не в должности. Я регулярно встречаюсь с репатриантами и говорю им: «Решите, какая коалиция вам по душе: та, которая зависит от воли религиозных и поселенцев, или умеренно центристская, светская?»
- Господин Перес, но разве не правительство МААРАХа, одним из лидеров которого вы являлись, санкционировало в свое время создание еврейских поселений?!
- Но мы говорим не о прошлом, а о будущем! Прошлое изменить невозможно.
- Считаете ли вы, что Израиль должен демонтировать поселения?
- Израиль... не должен их расширять! - вносит экс-глава МИДа существенное уточнение, после чего произносит дежурную речь: - Поселения мешают мирному процессу. Наше будущее - это палестинское государство, причем даже Шарон – за его создание!
- А есть ли у Израиля партнер по мирным переговорам?
- Да.
- Кто?!
- Абу-Мазен.
- То есть Арафат, с вашей точки зрения, партнером уже не является?
- Но Абу-Мазен - второй человек в ПА!
- Согласитесь ли вы, господин Перес, вторично войти в правительство национального единства во главе с Шароном?
- А почему нет? Мы с Ариком - старые друзья...
Примерно в половине второго на трибуне возникает председатель счетной комиссии Моше Шахаль. И - неожиданно для истомившихся в мучительном ожидании присутствующих - сообщает: итоги голосования будут оглашены в 17 часов. А пока всех просят разойтись... Техническая ошибка... Пересчет голосов по трем округам... В компьютере что-то не сработало...
- Безобразие!
- Издевательство!
- Что это за игры? - доносится из задних рядов.
Будущие народные избранники и болельщики неохотно покидают полупустое помещение.
Вечером оглашается список. После чего по всем каналам телевидения начинают оплакивать поражение Йоси Бейлина. А вместе с ним - и леворадикальной идеологии, выразителем которой считался «архитектор Осло».
Впрочем, с иллюзиями, похоже, покончено. Рядовые партийцы протрезвели. И отправили «ахшавников» отдохнуть. До следующей мирной заварухи...

На снимках:
1.Офир Пинес-Паз: и скучно, и грустно...
2.Бург и Фуад: снова в одной лодке
3.Софа Ландвер: «Община – мои генеральские погоны»
4.Эфи Ошая и Шимон Перес
5.Ицхак Герцог: «Следствие закончено – забудьте!»
(Фото авторов)

"Новости недели", 12.12.2002




  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  
TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria