Евгения Кравчик

Катастрофа не должна повториться

- Смотри: вот название города, в котором во время войны погибла моя бабушка... Да, правильно: местечко находилось в Чехословакии...
- А мои родные были повешены в Варшавском гетто. Уцелела лишь мать. В середине 50-х ей удалось эмигрировать в Америку...
Утром 26 ноября подобные диалоги звучали во всех уголках Долины общин мемориального комплекса «Яд ва-Шем». После теракта в иерусалимском автобусе 20-го маршрута, унесшего жизни 11 человек, в Израиль прибыло 450 евреев и христиан из США, Канады, Великобритании и других стран, чтобы самим фактом своего присутствия на нашей земле заявить: «Туризм - а не терроризм!».
Впрочем, о лозунгах ли речь, когда вот она - Катастрофа. Крупным планом. С именами, фамилиями, датами рождения. С передающимися из поколения в поколение отрывочными биографическими данными...
Здесь, в «Яд ва-Шеме», рядом с поездом смерти, застывшим на ведущих в никуда рельсах, пробуждаются воспоминания. Внезапно выясняется, что корни большинства прибывших из-за океана юристов, врачей и бизнесменов - в довоенной Европе, а бабушки и дедушки этих людей изъяснялись на чешском, польском, украинском и всегда - на идише.
Все мы - дети Холокоста.
- Этот мемориальный комплекс был сооружен по решению кнессета в 1953 году, почти полвека назад, - говорит Давид Зильберталь, редактор ежегодного сборника исследований, издаваемых музеем «Яд ва-Шем». - Однако он обращен не в прошлое, а в будущее. Предназначение этого уникального музея - донести до детей и внуков всю правду о нашей истории. Потому что Холокост - это личная трагедия каждого из нас. На стенах Долины общин увековечены названия 5000 еврейских местечек, жители которых были уничтожены. Но это - далеко не весь перечень. Например, деревня, в которой убили моих бабушку и дедушку, была слишком маленькой - потому и ее названия вы здесь не найдете. И таких стертых с лица земли еврейских местечек были десятки тысяч - перечислить все невозможно.
Доктор Зильберталь констатирует: сейчас, через полвека после Холокоста, значительная часть еврейских общин, места проживания которых высечены на стенах мемориального комплекса, напрочь утратила свой национальный характер: «В большинстве из них не наберется «миньяна», - говорит он.
- Долина общин была создана для того, чтобы каждый, кто окажется в этом месте, мог, как минимум, представить себе масштабы Катастрофы, - продолжает Давид Зильберталь. - Мы можем знать имена жертв нацизма, но никому из нас неизвестно, о чем мечтал каждый из тех шести миллионов, чьи жизни оборвались в Освенциме или Треблинке. Тем не менее письмо одного такого человека до нас дошло. Его звали раввин Цви Элимелах Талмуд. Он получил образование в «Ешиват Хахмей Люблин». К началу войны был женат, его единственному сыну было восемь лет. Цви Элимелех Талмуд был последним раввином Люблина. В октябре 1942 года, во время праздника Симхат Тора, когда почти все евреи Люблина были уже уничтожены, Цви Элимелех Талмуд написал своему другу письмо, в котором есть и такие строки:
«Я хотел бы, чтобы уцелел хоть кто-то - чтобы было кому нас помнить... Я хотел бы, чтобы остались хоть какие-то воспоминания о моей семье и моих предках, о моем единственном сыне, которого я люблю больше жизни и на которого возлагал огромные надежды, пророча ему счастливое будущее. Я хотел бы, чтобы хотя бы это письмо уцелело, как вечное напоминание, - но и в этом нам, кажется, отказано... Пока перед нами не захлопнулись одни-единственные ворота - ворота слез: мы можем оплакивать уничтожение своего народа, его крах, и унесем эту реку слез с собой в могилу. И уж отобрать у нас это они не в силах»...
Раввин Талмуд погиб в Майданеке. Но его письмо дошло до потомков.
Американский раввин Шмуэль Голдин, глава объединения «Ахават Тора», инициировавшего вторично за последние три месяца международный марш в поддержку народа Израиля, волнуется. К чему цветистые речи, когда через полвека после Холокоста, в суверенном государстве, евреев уничтожают систематически и целенаправленно?! Тут не речи требуются - поступки! Не шепот - а крик. Чтобы весь мир услышал и содрогнулся.
Слово берут американские старшеклассники. Те, чьи прабабки и прадеды обитали в «штейтлах», еврейских местечках Польши и Чехии, Украины и Белоруссии. Каждый рассказывает бесхитростную историю своей семьи. Простую - и крайне трагическую. Этим детям было суждено появиться на свет только благодаря тому, что кто-то из прадедов или прабабок чудом уцелел в нацистском аду.
Многие не в силах сдержать слезы. Нет, конечно, каждому из граждан супердержавы доподлинно известна история гибели бабушки из Польши или деда из Каменец-Подольского. Однако собранные вместе, сконцентрированные под небом вечного города - столицы всех евреев мира - эти личные истории перерастают в сгусток общей боли. Боли нации.
Минута молчания сменяется «Ха-Тиквой». Надежда евреев всего мира - «быть свободным народом в своей Стране».
На часах - половина второго. Гости Израиля (а с ними - сотни примкнувших) перемещаются в Старый город. Развеваются знамена. С трудом успеваю прочитывать названия стран и городов, откуда эти люди приехали: Аризона, Чикаго, Флорида, Мерилэнд, Монреаль (Канада), Нью-Джерси, Нью-Йорк, Южная Дакота, Техас, Торонто, Висконсин...
Широк и спектр профессий участников Второго иерусалимского марша: юристы, художники, специалисты по рекламе, врачи...
- Мы прибыли из Нью-Йорка, чтобы дать народу Израиля почувствовать: американские евреи поддерживают вас отнюдь не только материально, но и морально, - говорит Стивен Чековец. - К сожалению, времени на визит солидарности не так уж много - всего неделя, но и за семь дней можно многое успеть, встретиться с сотнями людей.
- Кто вы по профессии?
- Дантист, «рофе шинаим», - произносит Стивен на иврите.
- Вы владеете ивритом?
- Да! - отвечает г-н Чековец с явным удовольствием. - Я учился в ешиве.
- А что вы ощущали в Долине общин «Яд ва-Шема»?
- Трудно передать это словами... Часть моих предков была уничтожена в Чехословакии, а часть - в Польше. Одно дело - обо всем этом читать или слышать от родителей. Совсем другое - соприкоснуться с Холокостом непосредственно. Все твои представления переворачиваются...
За моей спиной сквозь усиленную динамиками песню «Ам Исраэль хай» прорывается русская речь.
- Простите, вы приехали из России? - обращаюсь я к миловидной женщине.
- Мы приехали из Хайфы, - сообщает Рахель Левин. - А организовали эту волнующую встречу с американцами депутаты кнессета от партии «Наш дом - Израиль».
- Хотите ли вы сказать, что и в «красной» Хайфе немало людей придерживается позиции национального лагеря?
- В Хайфе все нормально! - заверяет госпожа Левин и с готовностью рассказывает о себе. В Израиле она 12 лет («Мы - «декабристы» девяностого»). По специальности - инженер-металлург.
- Что вы ощущаете при встрече с иностранцами, прибывшими в Израиль в знак протеста против арабского террора и, естественно, в знак солидарности с нашим народом?
- Так и должно быть! - говорит Рахель Левин.
На трибуне - Дори Гольд, бывший посол Израиля в ООН.
- Факт вашего прибытия в Страну - это не только демонстрация поддержки и солидарности, но и сигнал американским евреям: в Израиле - безопасно!
(Эти слова Гольда встречены бурной овацией).
- Вы подставляете нам плечо, спасибо! - благодарит Дори Гольд, представлявший интересы Израиля в ООН при правительстве Нетаниягу. - Борьба, которую ведет Израиль, - отнюдь не военная. Это, прежде всего, - дипломатическая борьба, в ходе которой международная общественность постоянно предъявляет Израилю абсолютно безосновательные обвинения. Каждый, кто читает мировую прессу, неизменно приходит к выводу, что палестинский терроризм - это праведная, справедливая борьба с «израильской оккупацией». Как бывший дипломат, участвовавший в последние 10 лет в переговорах о мире, могу заявить со всей ответственностью: к тому моменту, когда Ясер Арафат развязал против евреев и Израиля кровопролитную войну, никакой оккупации уже не было - 97 процентов палестинцев находились на территориях, переданных под контроль автономии.
В Старом городе, впрочем, убеждать в правоте и нравственности Израиля никого не требуется: гости страны сами убедят в этом кого угодно!
«Вместе мы выстоим!» - плакат с такой надписью полощется над возбужденной, поющей, приплясывающей толпой.
Знакомлюсь с пожилыми туристами из Англии.
Джанет Спейс и Мортон Хьюмен - христиане.
- Мы хотим не только поддержать народ Израиля, но и доказать всему миру, что судьба вашей страны глубоко волнует всех добропорядочных людей, - говорит Мортон Хьюмен. - Проще всего сидеть дома, у экрана телевизора, приговаривая: да, израильтянам сегодня нелегко - в Иерусалиме взрываются автобусы, гибнут женщины, дети и старики... Но, по-моему, именно в такой ситуации каждый уважающий себя человек обязан действовать. Как минимум - съездить в Израиль и пройти по улицам Иерусалима с гордо поднятой головой. Ведь главная и единственная цель террористов (не случайно «террор» по английски - «ужас») заключается в том, чтобы запугать людей, парализовать их волю. Христиане Европы и Америки не допустят такого. Мы с вами! Мы искренне любим ваш народ и вашу страну. И не позволим Холокосту повториться.
- Я приезжаю сюда в двадцать пятый раз - счет потеряла, - улыбается Джанет Спейс. - Мне хорошо в Израиле. Чувствую себя здесь, как дома.
Родные жертв дьявольского теракта, совершенного на улице Мексико, в автобусе 20-го маршрута, еще не встали с «шива». Врачи больницы «Хадасса Эйн-Карем» продолжают бороться за жизнь раненых, в том числе детей и подростков.
Участники Второго марша Израиля - евреи и христиане - спускаются к Стене плача.
Впрочем, разве мог начатый в «Яд ва-Шеме» день завершиться в другом месте?..

На снимках:
1.«Господи, дай же ты каждому чего у него нет...»
2, 3. В Долине общин мемориального комплекса «Яд ва-Шем»
4.Христиане солидарны с народом Израиля
5.«Мы с вами!»
6.Скрипач шагает впереди

(Фото автора)

"Новости недели", 21.11.2002




  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria