яюLink: gazeta/menu-an.inc

Евгения Кравчик

Карнавал миротворчества

Центральным событием завершающейся недели стала грандиозная демонстрация «лагеря мира», прошедшая под лозунгом: «Отступить из Газы - возобновить мирные переговоры»
На исходе субботы по пути в Тель-Авив слушаю по радио выпуск новостей.
«Двое солдат, погибших в пятницу в секторе Газы на магистрали Филадельфи, будут похоронены завтра...»
«Сотрудники Института судебно-медицинской экспертизы опознали останки четвертого из пятерых солдат, погибших в секторе Газы в бронетранспортере в минувшую среду. Процедура опознания пятого солдата пока не завершена...» (Значит, подвожу я не поддающуюся осмыслению черту, в эти минуты 11 семей соотечественников оплакивают сыновей, погибших при выполнении боевых операций. Родные Заура (Зоара) Смиляева из Офаким и репатрианта-одиночки Алексея Хаята, благословенна их память, и сейчас находятся в нечеловеческом напряжении: тела убитых до сих пор не опознаны и земле не преданы).
«Сегодня утром ЦАХАЛ вывел свои подразделения из лагеря беженцев Рафиах...» - сообщает диктор.
И, наконец: «В связи с тем, что только на этой неделе 13 военнослужащих погибло и несколько было ранено, движение офицеров ЦАХАЛа, отказавшихся от прохождения резервистской службы на контролируемых территориях, участвовать в демонстрации на площади Рабина скорее всего не будет».

О морали и деморализации

На часах - семь с минутами. Пройдя основательную проверку при входе на простор городской площади, сходу обращаю внимание на огромные транспаранты: «Это никогда не закончится, если мы не откажемся!» - гласит первый. «Ликуд оторван от народа. Выборы – сейчас!»
Рядом с первым транспарантом, отражающим позицию офицеров-отказников, переминается с ноги на ногу юноша в военной форме: на охрану грандиозного сборища брошено полторы тысячи полицейских и пограничников. Этот парнишка - один из них.
Увы, информация, только что переданная по радио, оказалась (мягко говоря) недостоверной: прямо передо мной – жизнерадостная толпа офицеров-«отказников». Все облачены в белые фирменные футболки с надписью: «Отказываемся ради государства». Готовы взлететь в небо белые воздушные шары. Трепещут на ветру бело-голубые транспаранты.
Значит, часть военнослужащих-резервистов все-таки решила принять участие в чисто политической акции? - спрашиваю улыбчивого молодого человека.
Как видите!
Знакомимся. 32-летний Шай Миш - выпускник факультета управления бизнесом Тель-Авивского университета, офицер-артиллерист.
В начале 2002 года мы опубликовали открытое письмо, в котором, в частности, подчеркнули: территории были оккупированы армией. Посему, чтобы положить конец оккупации, именно офицеры и солдаты обязаны сделать первый шаг.
Командованию ЦАХАЛа так и не довелось принять по отношению к Шаю установленные законом меры: он не был судим за дезертирство и в армейской тюрьме не просидел ни дня, так как в последние два года работал за кордоном, в Лондоне.
Отсидел по полной программе 35-летний Хен Алон, офицер танковых войск.
Будучи командиром, я проходил резервистскую службу во всех «гиблых» местах на территориях, в том числе и в секторе Газы, - говорит Хен Алон. - Два с половиной года назад нам был дан приказ разрушить дом палестинцев в деревне Эль-Хадер в окрестностях Бейт-Лехема. Сделано это было лишь на том основании, что хозяева незаконно пристроили веранду. В ту ночь произошло вооруженное столкновение, которое окончательно меня сломало. Мы двигались в танках по густонаселенной местности. Шестеро палестинцев было ранено, один из наших солдат получил пулю в ногу... Тогда-то я почувствовал, что больше не стану участвовать в военных операциях, в ходе которых гибнут невинные люди.
Через несколько месяцев после инцидента в Гуш-Эционе «отказники» опубликовали свое открытое письмо-воззвание.
На том этапе набралось шестьсот солдат и офицеров, отказавшихся служить на территориях, - говорит Хен. - Несколько месяцев спустя меня призвали на сборы в сектор Газы. За пару недель до назначенного срока я в числе других офицеров-резервистов участвовал в организованной ЦАХАЛом поездке на место будущей службы. Со мной пытались «поговорить по душам» (армейскому командованию было известно, что я - один из подписантов). Когда мне стало ясно, чем придется заниматься во время сборов, я предупредил своего командира, что не явлюсь. «Тебе известно, какие меры я буду вынужден принять?» - спросил он. «Да», - ответил я. И не явился на сборы, после чего на 21 день «загремел» в тюрьму.
По специальности Хен Алон - актер, преподает на театральном факультете Тель-Авивского университета (6 лет играл на сцене Беэр-Шевского театра).
Из-за отсидки пропустил немало лекций, - вспоминает он. - Вместе со мной в камере сидел  Мики Гринфельд - санитар боевых частей, также отказавшийся от армейской службы на территориях. Пока мы отбывали срок заключения, кое-кто из наших сослуживцев был ранен в секторе Газы.
Через несколько месяцев после освобождения Хен был снова призван на сборы, правда, на сей раз проходил их в поселке Цемах на границе с Сирией и Иорданией.
Как офицер, ответственный за оперативную деятельность батальона, я доказал, что готов продолжать служить, но - только в пределах «зеленой черты», - подчеркивает Хен Алон.
А как относится жена к вашей общественной деятельности в рядах «отказников»?
Мория (так зовут мою жену) поддерживает меня лично, - произносит Хен Алон после паузы. - Однако она не солидаризируется с «отказничеством» в целом.
На этой неделе в секторе Газы погибло 13 израильских военнослужащих, родители части убитых сидят «шив’а». Какие чувства вызывает у вас этот факт?
Такие же, как у каждого израильтянина. Когда гибнут солдаты, я схожу с ума. Поэтому если мы не доведем до конца начатое дело, сектор Газы превратится во второй Ливан. Хватит солдатам  ни за что ни про что расплачиваться жизнями!
Предположим, план Ариэля Шарона будет реализован и Израиль в одностороннем порядке выведет из сектора Газы свои воинские подразделения, - не участятся ли после этого ракетные обстрелы города Сдерот, киббуца Нахаль Оз и всех южных районов страны?
Как опытный офицер, я не могу гарантировать, что после нашего отступления в регионе воцарится полное спокойствие, - говорит Хен Алон. – Однако до сих пор в результате обстрелов «кассамами» не погиб ни один человек. Я убежден, что если мы прекратим дискриминировать палестинцев и позволим им создать независимое национальное государство, все будет в порядке.
Считаете ли вы, что Израиль должен отступить к границам 4 июня 1967 года?
Конечно!
...И разделить Иерусалим?
Естественно! Вопрос о разделе Иерусалима давным-давно решен на самом высоком международном уровне.
Продолжать диалог бессмысленно: офицер-«отказник» достаточно ясно озвучил позицию таких леворадикальных движений, как «Шалом ахшав» и «Гуш шалом»!

Свой человек в «Мукате»

А вот и Ури Авнери, лидер движения «Гуш шалом»: седовласый старец, увешанный стикерами с изображением палестинского флага.
В подготовке сегодняшней демонстрации мы не участвовали, - сходу сообщает Авнери.
Почему?
Цели и лозунги данного митинга нас не устраивают. Ну что это означает: «Отступаем из Газы – начинаем переговоры»?!
А каков девиз вашей организации?
Следует отступить со всех оккупированных территорий, разделить Иерусалим и установить мир с палестинцами во главе с Ясером Арафатом! Обратите внимание: из-за правого террора и демонизации Арафата никто из демонстрантов не посмел начертать его имя на транспарантах. А мы заявляем открыто: никто, кроме Ясера Арафата, не гарантирует Израилю мира.
Господин Авнери, когда вы в последний раз встретились с председателем Организации освобождения Палестины?
Недели две назад съездил к нему в «Мукату».
В Рамаллу вас сопровождали израильские военнослужащие?
Вы что?! Я сам знаю, как туда пробраться, никакие сопровождающие мне не требуются.
И что сказал вам Арафат?
Я общаюсь с Арафатом уже 34 года. Вот и на сей раз он повторил то же, что и всегда: он требует демонтажа всех поселений, создания палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме и границей, проходящей по «зеленой черте».
Следовательно, предложенный Шароном план «одностороннего отступления из Газы» Ясера Арафата не удовлетворяет?
Во-первых, Арафат не верит никаким обещаниям Шарона точно так же, как не верю им и я, - говорит Авнери. – Мне доподлинно известно, что Шарон не собирался выводить войска из сектора Газы и демонтировать поселения. Если бы он действительно такое задумал - тут же выполнил бы: на Ближнем Востоке не принято планировать что-либо на будущий год, надобно действовать без промедления.
Тогда зачем, по-вашему, Шарон заявил о своих намерениях?
А чтобы завоевать симпатии левых и центристов!

Под сенью алых знамен

«Друзья! - разносится над площадью усиленный динамиками голос ведущего. - Согласно данным полиции, здесь уже собралось сто тысяч демонстрантов! Через несколько минут ораторы начнут выступления».
- Сто тысяч? Отлично! - восклицает кареглазый юноша с алым полотнищем за спиной.
Простите, что это за флаг? - интересуюсь я.
- Это - знамя движения «Ха-Шомер ха-Цаир», - сообщает 18-летний Ор. - Мы отстаиваем права трудящихся, оттого и знамена у нас красного цвета. 
- Известно ли вам, что красное знамя считается символом коммунистического тоталитаризма?
-Да, слыхал я об этом, но меня данное обстоятельство ничуть не смущает: каждый выбирает ту символику, которая ему по душе.
-Родители солдат, погибших в секторе Газы, оплакивают своих детей, а здесь, на площади Рабина, звучит музыка, сияют улыбки. И это вас тоже не смущает?
-Чувства родителей погибших, конечно, противоположны ощущениям собравшихся здесь людей, - подтверждает Ор. - Но я участвую в демонстрации именно потому, что убежден: вывод оккупационных войск с территорий положит конец трагедиям в семьях солдат.
Невольно вспоминаю известное по «прошлой жизни» высказывание: «Нет человека - нет проблемы». Логика израильских миротворцев такова: «Стоит освободить Иудею, Самарию и сектор Газы от еврейского присутствия, как террор автоматически прекратится».
Правда, из города Газа (как, впрочем, из Бейт-Лехема, Шхема, Дженина, Хеврона, Иерихона, Калькилии) Израиль отступил еще 10 лет назад, после подписания Норвежских соглашений. Однако террор лишь усилился – причем в Тель-Авиве, Нетании, Ашдоде.
Следовательно, добрососеди во главе с «раисом» руководствуются несколько иной логикой...

Разные женщины в черном

Среди демонстрантов немало арабских граждан, в том числе активистов коммунистической партии ХАДАШ. Однако мое внимание привлекает блондинка, в руках которой - начертанный по-арабски лозунг с призывом прекратить оккупацию.
Какую организацию вы представляете?
«Женщины в черном», зовут меня Ализа, фамилия - Вайскопф.
(На иврите г-жа Вайскопф говорит с тяжелым английским акцентом).
Мы выступаем против строительства забора, - объясняет она, перейдя на родной язык.
(Невольно вспоминаю Сарру Нойман, в начале недели потерявшую сына. Пока солдаты искали в Газе его останки, осиротевшая мать давала интервью.
«Если поиск заставляет хоть одного солдата рисковать своей жизнью, надо его прекратить. Следует ли вывести войска из сектора Газы? Я - мать солдата, в политику я не вмешиваюсь»).
«Мы - большинство, а большинство - решает!» - несется из динамиков голос ведущего. Митинг миротворческого «большинства» начинается с минуты молчания.
Слово берет бывший глава ШАБАКа генерал Ами Аялон, затем на трибуну взойдут Йоси Бейлин и  Шимон Перес.
«Если Шарон отступит из Газы, ему гарантирована наша поддержка!» - такова бесхитростная мысль ораторов.
На обратном пути из Тель-Авива включаю радио.
«Депутат кнессета от Ликуда Эхуд Ятом возмущен участием офицеров-«отказников» в демонстрации левых сил. Ятом убежден: пропагандистские выступления «отказников» в СМИ деморализуют солдат и офицеров, несущих нелегкую службу по защите отечества»...

Фото автора.На снимке:
Ури Авнери: «Арафат требует раздела Иерусалима»


  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  
TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria