Владимир (Зеэв) Ханин

Обращение ПНА в ООН: возможные издержки и перспективы

Дипломатическая интрига, которая развернулась вокруг стремления Палестинской национальной администрации (ПНА) подать заявку в ООН на повышение статуса до полноправного членства в организации, входит в завершающую стадию. Тем самым курс на одностороннее создание палестинского государства в так называемых границах 1967 г. без соглашения с Израилем и в прямом противоречии с договором «Осло-2», который команда главы ПНА Абу Мазена (Махмуда Аббаса) проводит с конца 2009 г., вплотную приблизился к точке невозврата.

Расчеты и оценки

Несмотря на четкое обязательство США наложить вето на заявку ПНА в Совете Безопасности, призывы Евросоюза отказаться от одностороннего обращения в ООН и вернуться за стол переговоров с Израилем, лидеры ПНА/ООП сегодня, менее чем за неделю до назначенного срока, все еще демонстрируют готовность идти до конца. Проблему для палестинцев в этом смысле составляет не только невозможность преодолеть американское вето, но и отсутствие гарантий в том, что их заявка получит требуемый минимум поддержки девяти из 15 членов Совета Безопасности. Потому, по данным СМИ, Махмуд Аббас склоняется к решению не подавать 20 сентября в Совбез ООН просьбу о принятии Палестины в качестве полноправного члена организации, а ограничиться Генеральной Ассамблеей ООН, решения которой носят менее обязывающий характер.
Главной причиной принятой лидерами ФАТХА/ООП, контролирующими формальные структуры ПНА, «стратегии односторонности», мотивы которой были подробно разобраны нами в предыдущих статьях, является осознание ими опасности застоя в палестино-израильском политическом процессе. Данный застой, как мы отмечали, был результатом серьезной переоценки командой Абу Мазена возможностей давления на израильское руководство в рамках новой ближневосточной доктрины Белого дома, выдвинутой администрацией Барака Обамы взамен «Дорожной карты» Джорджа Буша, итогом чего стало выдвижение палестинцами иррационально завышенных требований к Израилю, включая беспрецедентные «предварительные условия» возобновления переговоров. Суть вопроса, собственно, не в стремлении руководства ПНА достичь скорейшего соглашения с Израилем — скорее напротив, его намного больше интересуют финансовые и политико-дипломатические дивиденды, которые дает бесконечная «борьба за палестинское государство», чем вероятность стать во главе еще одной маленькой, нищей и никому не интересной страны третьего мира.
Дело обстоит иначе: прежний статус-кво в отношениях с Израилем, который ранее позволял лидерам ПНА, поддерживая переговоры «на медленном огне», контролировать финансовые потоки, распределять международную помощь и постоянно присутствовать в мировых СМИ, сегодня, в условиях охвативших арабский мир революционных потрясений, уже недостаточен для обеспечения базовых политических потребностей «светских националистов» из ООП. Им сегодня остро необходим «прорыв» в борьбе за «палестинское дело», который именно наследникам Ясира Арафата, а не их конкурентам из «Хамаса» и прочих исламистских организаций, будет гарантировать роль «революционных вождей». Предъявление Израилю заведомо нереальных требований, обессмысливающих саму идею урегулирования путем компромисса, уже завело ситуацию в тупик и как политический ресурс в этом смысле себя практически исчерпало. Альтернативой для команды Абу Мазена может быть возвращение к вооруженному противостоянию с Израилем, что с очень высокой долей вероятности может привести к концу идеи арабской государственности в Западной Палестине (как, не исключено, также и Восточной, то есть в Иордании) вообще. Потому этот вариант лидерами ООП, в принципе, не исключается, но приберегается ими как последнее средство.
Именно этими соображениями обусловлено желание палестинского руководства использовать до конца опцию заявки на членство в ООН, полагая, как выразился «главный переговорщик» ПНА Саиб Арикат, что даже в случае неуспеха она может принести «важные дивиденды».
Однако подобный оптимизм разделяют далеко не все. Так, привлеченные ПНА эксперты составили доклад, в котором делают вывод, что одностороннее провозглашение независимости через обращение в ООН в сентябре скорее навредит палестинцам. Вывод для лидеров ПНА тем более разочаровывающий, что автором отчета является профессор Оксфордского университета Гай Гудвин, известный своим антисионизмом и активной пропалестинской деятельностью. (В частности, Гудвин был членом палестинской команды, подготовившей в 2004 г. иск в Гаагский трибунал против Израиля по вопросу о возведении забора безопасности.)
При том что Саиб Арикат поспешил отвергнуть выводы доклада и заявить, что палестинцы по-прежнему намерены добиваться признания их независимости в ООН, прежний энтузиазм в среде палестинских элит по этому поводу явно снижается. Подобные настроения начинают получать распространение и среди арабского населения Западного берега реки Иордан. Опрос, проведенный Палестинским институтом общественного мнения, показал: только 45,2% респондентов старше 18 лет верят, что односторонняя декларация ПНА приведет к получению официального представительства в ООН. При этом опрошенных, которые считали, что ведение переговоров предпочтительнее одностороннего обращения в ООН, было почти вдвое больше, чем сторонников противоположного мнения (почти 60% против 35%).

Возможные издержки ПНА: экономический аспект

Что же касается палестинского руководства, то главным противником обращения в ООН там неожиданно стал инициатор этого хода — премьер-министр ПНА Салам Файад. Его главный контраргумент: обращение в ООН повлечет за собой прекращение финансовой помощи США. Как стало известно СМИ, генконсул США в Иерусалиме Даниэль Рубинштейн в присутствии спецпредставителя США по делам Ближнего Востока Дэвида Хэйли лично пообещал Саибу Арикату на состоявшейся еще в июне с.г. встрече в Иерихоне, что в случае обращения палестинцев в ООН финансовая помощь США ПНА прекратится. При том что официальные представители США поспешили опровергнуть его слова, у палестинцев нет сомнений в том, что именно так и случится, причем этот ход США даст «зеленый свет» аналогичным израильским санкциям.
Каковы могут быть последствия? По имеющимся данным, примерно 15-20% из полутора миллиона палестинских арабов трудоспособного возраста (от 15 до 65 лет) живут за счет Палестинской национальной администрации: заработную плату получают 155 тыс. человек на Западном берегу и в секторе Газа, и 75 тыс. человек — ежемесячные пособия. Примерно две трети этих выплат и более половины общих бюджетных расходов ПНА покрываются за счет израильских траншей, включая перевод налоговых и таможенных сборов (почти 100 млн долларов в месяц). Большая часть остальных бюджетных потребностей обеспечивается за счет американской, европейской и иной зарубежной помощи, платформу для которой также в ряде случаев предоставляет Израиль. (Исключением являются субсидии арабских стран, которые, впрочем, даже в лучшие годы обеспечивают менее 10% бюджета ПНА).
Из представленных в СМИ оценок состояния палестинского рынка труда (см. например, обзор Константина Ошаны «Особенности палестинского бизнеса» на http://mesto.org.il/) следует, что с Израилем связаны доходы и большей части остального трудоспособного населения. По этим данным, порядка 200 тыс. арабов работают в еврейских поселениях Иудеи и Самарии, в основном в строительстве (именно по этой группе населения сильнее всего ударил мораторий на строительство в этих поселениях). Еще порядка 60 тыс. палестинских арабов работают внутри Израиля, из них половина нелегально. Если к этому добавить безработных, составляющих, по разным данным, от 16 до 22% трудоспособного арабского населения, то выяснится, что внутренний палестинский рынок в состоянии обеспечить, при всех гигантских в него вложениях за последние 15 лет и впечатляющем росте последних 2-3 лет, не более четверти местной рабочей силы. Причем и эти работники в большинстве своем заняты на предприятиях, так или иначе работающих на израильский рынок и зачастую основанных с участием израильского капитала. В итоге, только по официальным данным ПНА, более половины местного рынка труда завязано на Израиль (в реальности эта доля намного выше).
В случае палестинского обращения в ООН почти все эти источники с высокой долей вероятности иссякнут. Как результат, госсектор практически исчезнет, безработица вновь, как в годы «интифады Аль-Акса», достигнет порядка 60% трудоспособного населения, а формальная экономика начнет стремительно приближаться к развалу. А с ней, как мы уже отмечали, развалится и выстроенная Я. Арафатом патронажно-клиентельная система централизованного перераспределения ресурсов, которая охватывала не только элиты, но и низы палестинского общества. Это в свою очередь будет означать и конец проекта «палестинской нации», что обессмысливает и саму идею «палестинского государства».

Возможные дипломатические последствия

Впрочем, политэкономическими аспектами дело отнюдь не ограничивается. Не исключено, что ожидаемый успех на голосовании в Генассамблее, укрепив в краткосрочной перспективе статус ПНА как самостоятельного субъекта международных отношений, с другой стороны, вполне может обернуться для палестинских лидеров существенными дипломатическими издержками. Так, обещанное США вето в случае, если дело дойдет до голосования в Совбезе ООН, по ряду мнений, будет означать не только провал данной конкретной попытки ПНА повысить свой статус до полноценного государства — члена организации. Намного более проблематичным для лидеров ООП/ПНА будет возникновение более долгосрочного конфликта с США, остающимися, несмотря на неудачи, постигшие реализацию нынешней ближневосточной политики Вашингтона, ведущим фактором на Ближнем Востоке.
И дело не только (а может быть, и не столько) в учете американцами интересов своего главного стратегического партнера на Ближнем Востоке — Израиля. Настаивая на признании государства в одностороннем порядке, лидеры ООП/ПНА ставят под сомнение подписанные в свое время под американским патронажем соглашения Осло и, еще важнее, бросают вызов всей концепции Барака Обамы по «перезагрузке отношений США с мусульманским миром», существенным моментом которой должно было стать быстрое достижение окончательного палестино-израильского урегулирования. Именно с этой целью Белый дом последние два года пытался принудить правительство Б. Нетаниягу к кардинальным уступкам, которые, как считали многие в США и Израиле, были мало совместимы с национальными интересами и безопасностью еврейского государства. А это в свою очередь немало способствовало снижению рейтинга действующего президента США не только среди еврейского, но и среди умеренно-консервативного христианского электората США, раскол которого, собственно, и обеспечил победу Барака Обамы на выборах 2008 г.
И потому не факт, что США ограничат свои дипломатические санкции против ПНА наложением вето в Совете Безопасности. Палестинцам также вряд ли стоит рассчитывать и на то, что другие «коспонсоры мирного процесса» — ООН, Евросоюз и Россия, либо соперничающие с США (и друг с другом) на Ближнем Востоке региональные центры силы — Турция, Иран или Саудовская Аравия — смогут обеспечить адекватную замену американцам в качестве проводника интересов ПНА на международной арене. Не говоря уже о том, что крупнейшим «дипломатическим спонсором» ПНА все же являются не США, не европейцы и даже не Лига арабских государств. (Тем более что некоторые члены ЛАГ, например Иордания, имея перспективу в наибольшей степени пострадать от последствий обращения ПНА в ООН, решительно не рекомендуют этого делать.) Таким спонсором, парадоксальным образом, является Государство Израиль. Не будем забывать, что сам факт подписания с Израилем ословских соглашений обеспечил ООП легитимный статус. А продолжение диалога с единственным реально демократическим государством Ближнего Востока было неким «удостоверением благонадежности» для весьма проблематичного во всех отношениях режима «светских арабских националистов» на Западном берегу. Дезавуируя де-факто своими односторонними шагами соглашение «Осло-2», лидеры ООП/ПНА запускают процесс если не немедленной ликвидации, то существенной инфляции этих своих дипломатических достижений последнего двадцатилетия.
Во-вторых, согласно доктрине, сформулированной еще в 1993 г. тогдашним главой МИДа, а ныне президентом страны Шимоном Пересом, Израилю, за неимением иного партнера по «окончательному урегулированию», следует, насколько возможно, игнорировать отступление ООП от своих обязательств и воздерживаться от заявлений и иных действий, дискредитирующих палестинские власти. Потому не только почти тотально отмобилизованная на поддержку «Норвежских соглашений» израильская пресса, но и большинство правящих элит страны старались не акцентировать внимание местной и мировой общественности на «неудобных» фактах. А именно, на беспрецедентном даже для стран третьего мира уровне воровства и коррупции в ПНА, систематических масштабных ущемлениях там прав человека, политике вытеснения — на грани геноцида — религиозных меньшинств, особенно христиан, практике присуждения к смертной казни тех, кто продает недвижимость израильтянам, и т.д. (И это все при наличии десятков правозащитных организаций, скрупулезно фиксирующих и раздувающих иногда реальные, но чаще надуманные нарушения со стороны израильтян и крайне редко — со стороны палестинцев).
Равным образом, игнорировалось систематическое нецелевое использование израильских и международных средств, в том числе на закупку вооружений, поддержание активистов террористических структур и финансирование юдофобской пропаганды в школах и усилий по делегитимизации Израиля на мировой арене. Наконец, руководство Израиля регулярно проявляло «понимание непростой ситуации, в которой находятся палестинские партнеры по переговорам». Что выражалось во «взвешенных реакциях» на призывы Рамаллы к экономическому бойкоту израильских компаний и продукции, а также на то, что палестинская администрация, тайно призывая Израиль к решительным действиям против палестинских исламистов (например, свержению режима «Хамаса» в Газе), сопровождает это шумной кампанией осуждения Израиля за «военные преступления» на международных форумах.
Трудно предсказать, в какой степени руководство Израиля после одностороннего демарша ПНА будет считать для себя целесообразным придерживаться подобной практики в новой дипломатической ситуации. Первыми признаками того, что эта «игра в одни ворота» заканчивается, стало заявление министра иностранных дел Израиля Авигдора Либермана по поводу недавнего теракта, совершенного палестинскими террористами на юге страны. Либерман, вопреки традиции последних лет, резко отреагировал на дежурное осуждение Абу Мазеном «непропорциональных действий ЦАХАЛа» против террористической инфраструктуры в секторе Газа и возложил ответственность за теракт на руководство ПНА, «которое прославляет террористов и занимается подстрекательством против Израиля». Месяц спустя Либерман поручил сотрудникам своего ведомства подать официальный протест в Евросоюз и США по поводу заявления представителя ПНА в Вашингтоне, сказавшего, что будущее палестинское государство будет «очищено от евреев». В тот же день, 15 сентября с.г., стало известно, что МИД взвешивает возможность отмены участия Израиля в конференции стран — спонсоров ПНА, которая должна состояться в Нью-Йорке.
Иными словами, при том что односторонний демарш ПНА в ООН будет достаточно болезненным для Израиля, нет никаких оснований предполагать, что палестинцы запишут на свой счет одни выгоды, в то время как все издержки придутся на счет израильтян.

«ИБВ», 17.09.2011

Д-р Владимир (Зеэв) Ханин - сотрудник отделения политологии Университета Бар-Илан, политический комментатор радио «Голос Израиля» и телеканала "Израиль плюс". Занимает должность главного ученого министерства абсорбции.


  • Другие статьи Зеева Ханина
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria