яюLink: gazeta/menu-an.inc

Владимир (Зеэв) Ханин

September (20)11 по-палестински: почему одностороннее обращение палестинских арабов в ООН может стать для них катастрофой, но они все же готовы это сделать

Сентябрь с. г. обещает быть горячим для всех сторон, вовлеченных в ближневосточный политический (бывший "мирный") процесс. Именно 20 числа этого месяца лидеры ФАТХа/ООП, которые формально контролируют официальные структуры Палестинской национальной автономии (ПНА), намерены поставить на голосование в Генеральной Ассамблеи ООН свое требование о признании арабского палестинского государства на Западном берегу реки Иордан и секторе Газа в т. н. "границах 1967 года". Озвученная лидерами ПНА причина, по которой они, вопреки категорическому несогласию Израиля и рекомендациям "квартета" ближневосточных посредников, намерены в одностороннем порядке обратиться в ООН, является тупик, в котором оказался палестино-израильский политический (бывший "мирный") процесс.

"Новая дипломатия" ПНА

Как нам уже не раз приходилось отмечать, во многом данная ситуация стала итогом выдвинутой администрацией Барака Обамы после его победы на президентских выборах 2008 года и поддержанной Брюсселем и Москвой линии на "ускоренное решение палестино-израильского конфликта". Эта линия, в случае ее реализации, мыслилась Вашингтоном в качестве одного из важнейших рычагов "перезагрузки" отношений США с арабским миром. А та, в свою очередь, должна была обеспечить решение критичных для нынешней администрации внешнеполитических вопросов - "закрытие" иракской темы и позитивное развитие на иранском и афганском направлениях.
Первый этап реализации этого плана сопровождался беспрецедентным давлением США и Евросоюза на правительство премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, включая выдвижение качественно новых и ранее никогда не предъявляемых требований в так называемых "коренных вопросах израильско-палестинского урегулирования" (статус Иерусалима, границ, еврейских поселений в Иудее и Самарии, и проблема "палестинских беженцев"). Эти требования, выдержанные в духе идей так называемой "саудовской мирной инициативы", содержали серьезное отступление от прежних израильско-американских - равно как и палестино-израильских - взаимопониманий.
Заданная американцами "планка ожиданий", по законам ближневосточной дипломатии, мгновенно превратилась из пакета максимально возможных израильских уступок в минимальный набор арабских требований к Израилю. В свою очередь, она спровоцировала палестинских арабов не только не идти ему навстречу, но наоборот, ужесточать свою позицию, обставляя согласие на продолжение переговоров бесконечными предварительными условиями, что в конечном итоге обессмысливало саму идею израильско-арабского переговорного процесса.
Притом, что в Вашингтоне на каком-то этапе осознали контрпродуктивность этой идеи, команда главы ПНА Махмуда Аббаса (Абу-Мазена) долго пребывала в иллюзии, что благодаря новому прочтению американских ближневосточных интересов, она в состоянии получить от Израиля "все и сразу", почти ничего не давая взамен. Но, даже отчасти осознав некорректность данных представлений, она не сочла для себя возможным без потери лица - а, следовательно, и власти - вернуться к согласованным параметрам "Дорожной карты" Дж. Буша-младшего. Потому, заявляя на словах о приверженности "мирному урегулированию", Абу-Мазен обставлял согласие на продолжение переговоров бесконечными предварительными условиями - от "замораживания" строительства в еврейских кварталах Иерусалима, городах и поселениях Иудеи и Самарии и в Восточном Иерусалиме, до ультимативных требований к Нетаньяху априори согласиться на "границы 1967 года" как базы возможного урегулирования. То есть требованиями, заведомо неприемлемыми даже для самого умеренного израильского руководства.
Выходом из дипломатического тупика для палестинцев, по их мнению, могло стать прямое обращения в ООН требование признать палестинское государство в "границах 1967 года" в одностороннем порядке, то есть, вне контекста прямых переговоров с Израилем. Формальным основанием такого обращения, с точки зрения палестинцев, является обещание президента США Барака Обамы, прозвучавшее в его прошлогодней сентябрьской речи в ООН, о том что "Палестина станет полноправным членом Объединенных наций к концу 2011 года". По мнению ряда аналитиков, включая и автора этих строк, основным мотивом такого шага Абу-Мазена и его премьера Саляма Файяда, считающегося "архитектором" новой дипломатической доктрины ПНА, подобное решение Генеральный Ассамблеи, даже если оно будет иметь не более, чем символическое значение, позволит ООП, в случае окончательного провала "ближневосточного процесса", сохранить себя в качестве самостоятельного субъекта региональной и международной политики. И все это без ведения с Израилем конструктивных переговоров и провозглашения, по их итогам, завершения конфликта, после чего никакие новые претензии арабов к Израилю выдвигаться больше не будут. Собственно, Абу-Мазен сам откровенно признал это в статье, опубликованной им в мае с. г. в газете New York Times: "Обращение палестинцев в ООН проложит путь интернационализации [палестино-израильского] конфликта, сделав его не только политическим, но и правовым [курсив наш - З.Х.] сюжетом. Это также позволит нам обращаться с претензиями к Израилю в ООН, к инстанциям по правам человека и Международный суд".
Впрочем, имеются и иные оценки. Некоторые наблюдатели считают, что изначально угроза одностороннего обращения лидеров ПНА в ООН была лишь средством давления на Израиль, с целью обеспечить себе на переговорах дополнительные козыри, но теперь, попав в капкан собственной демагогии, палестинское руководство вынуждено идти до конца. Другие эксперты напротив, предполагают, что ПНА намерена использовать декларацию поддержки ООН с тем, чтобы получить "легальное основание" для постепенной эскалации конфликта с Израилем, не исключая и возвращения ООП к насильственным, в том числе вооруженным методам. Так, автор одной из публикаций на эту тему цитирует Хатема Абд аль-Кадера (Hatem Abd al-Qader) - одного из высокопоставленных членов Революционного совета организации Абу-Мазена ФАТХ, который утверждал, что в случае, если Израиль не уступит, "Аббас уйдет со своего поста, ПНА самораспустится, а палестинцы отменят соглашения Осло и вернутся к вооруженной борьбе".
Проблема осложняется еще и тем, что получив, якобы, "согласие" международного сообщества на палестинское государство в "границах 1967 года", ООП не предполагает считать на этом конфликт исчерпанным. Напротив, ее лидеры намерены позиционировать в качестве новой промежуточной цели требование ухода Израиля за "линию раздела" 1947 года. Одним из факторов нового пересмотра границ в пользу будущего палестинского государства также является сохранение внутри "зеленой черты" (т.е. "границ 1967 года") плотно населенные арабские анклав - при том, что по плану Аббаса-Файяда, евреи с территории этого государства должны быть выселены. Именно с этим фактором, по мнению сторонников данной трактовки мотивов арабо-палестинских вождей, связано решительное сопротивление последних т. н. плану Киссенджера - Либермана (который предполагает обмен в рамках будущего территориального размежевания, населенных израильскими арабами городов южной Галилеи на поселенческие блоки Иудеи и Самарии).

Возможные последствия

Тем не менее, эта, на первый взгляд, во всех отношениях выигрышная политико-дипломатическая линия ПНА вполне может оказаться для нее непродуктивной, и даже катастрофичной. Как известно, ни создание, ни признание палестинского (и никакого другого) государства не является прерогативой ГА ООН, которая, по уставу организации, может принять в нее новые страны в том случае, если это было ранее одобрено Советом Безопасности ООН, где такое решение может заблокировать любой из его пяти постоянных членов (Великобритания, Китай, США, Россия и Франция).
Именно это почти гарантированно намерены сделать США, которые решительно возражают против намерения Палестинской национальной администрации в одностороннем порядке подать заявку в ООН на признание независимого палестинского государства. Соответствующее решение, включающее также санкции против ПНА, если палестинцы в сентябре все же обратятся со своей просьбой в ООН, в начале августа с. г. единогласно принял Сенат, и абсолютным большинством - 407 против 6 при 22 воздержавшихся или неголосовавших - Палата представителей Конгресса США. Эта резолюция носит обязывающий для администрации США характер, которая, похоже, уже и сама сделала свой выбор. Во всяком случае, попытки главы делегации ПНА на переговорах с Израилем и представителя в ЛАГ Саиба Ариката и самого Абу-Мазена убедить американскую администрацию не препятствовать палестинцам в ООН, успеха не имели.
Есть также основания предполагать, что в Собезе ООН американцы не останутся в одиночестве. Притом, что Россия и Китай склоняются поддержать заявку ПНА, Великобритания и Франция пока не определились, и, не исключено, как минимум, воздержатся при голосовании. Предполагается, что против пропалестинской резолюции выступит и ряд непостоянных членов СБ ООН, так что лидеры ПНА и их патроны и союзники не смогут представить итоги голосования в Совете Безопасности как исключительно американское решение. Что касается Генассамблеи ООН, то и там, при наличии гарантированного, благодаря численности арабо-мусульманского блока стран, большинства для этой, как и любой другой антиизраильской резолюции, ситуация не столь однозначна. Насколько можно судить, абсолютное большинство голосов пропалестинская резолюция получит от авторитарных и диктаторских режимов, в то время как среди стран, у которых найдет понимание позиция Израиля, будут доминировать демократические государства. Все это сделает "моральную победу" палестинских арабов на ГА ООН, мягко говоря, сомнительной.
Еще существеннее в этом контексте то, что демарш ПНА/ООП, будучи фундаментальным отступлением от промежуточного соглашения между Израилем и ООП 1995 года (т. н. договор "Осло 2"), и благодаря ожидаемому вето США в СБ ООН, мало что меняя в статусе по сути, отнюдь не несет решения проблемы. Напротив, этот ход палестинцев создает новые конфликты, грозящие подрывом всего здания ближневосточного процесса, в строительство которого вовлеченные в него стороны вложили за последние 20 лет гигантские политические, дипломатические и финансовые ресурсы. Пожалуй, откровеннее всех этот тезис озвучил в июне с.г. глава МИД Франции Ален Жюппе. В ходе своего официального визита на Ближний Восток он вполне откровенно заявил, что признание палестинского государства в границах 1967 года на Генеральной Ассамблее ООН не будет выгодно ни США, ни ЕС, ни Израилю, ни самим палестинским арабам. По мнению Жюппе, "такое решение Генеральной Ассамблеи будет ударом по авторитету президента Соединенных Штатов, потому что нельзя будет сказать, что его действия были очень эффективными", поставит под сомнение единство европейцев, не говоря уже о том, что ежедневная жизнь палестинцев на практике вряд ли изменится в лучшую сторону. Вывод французского министра явно отражает мнение Евросоюза, подписавшегося в качестве свидетеля под договором "Осло 2": как бы в сентябре - если они будут поставлены перед фактом - ни проголосовали его члены, всего этого нужно избежать, и единственная возможность это сделать - вновь сесть за стол переговоров.
Иными словами, если ПНА все же будет настаивать на признание палестинского государства в одностороннем порядке, поставив ведущие демократические страны перед необходимостью решать непростые моральные, политические и дипломатические дилеммы, может возникнуть ситуация, при которой выгоды от обращения в ООН для лидеров ПНА/ООП могут быть меньшими, чем издержки. Резче всех, судя по всему, отреагируют американцы, которые уже дали понять, что в случае их отказа от замены обращения в ООН на возвращение к прямым переговорам с Израилем, финансовая помощь ПНА будет сильно урезана, а в случае одностороннего провозглашения палестинского государства, прекратится вообще. Несложно предположить, что также поступит и Израиль, главный, на сегодняшний день, финансовый донор ПНА, затем может последовать и сокращение европейских субсидий.
Итогом будет полный экономический и политический коллапс палестинской государственности, ибо шансов на то, что отсутствие ежегодных серьезных внешних вливаний (ныне составляющих до 2 млрд долларов США) смогут скомпенсировать арабские режимы, не слишком много. Главы ведущих арабских стран, которые, по-своему трактуя "новые" ближневосточные интересы США в рамках обамовской доктрины "перезагрузки" отношений с исламским миром, которые ранее активно поддерживали, и даже провоцировали Махмуда Аббаса в бесконечном "повышении планки требований к Израилю", по некоторым признакам, теряют интерес к этому проекту. Притом, что на состоявшемся 14 июля с.г. в столице Катара заседании стран-членов ЛАГ, было принято решение подать на рассмотрение ООН просьбу о признании палестинского государства, в условиях охватившей арабский мир революционной волны арабские лидеры заняты сегодня совсем другими проблемами и трудно ожидать, что они, в случае чего, будут ставить интересы палестинцев выше собственных. Не случайно в ведущих арабских СМИ появились не совсем привычные для таких изданий рассуждения на тему того, что М.Аббасу стоило бы перейти о "пустых мечтаний" к более реальной оценке ситуации, "и для спасения лица" не продвигать идею одностороннего признания палестинского государства через ООН. Такое признание, как пишут те же медиа, в любом случае ничего не изменит на практике. Палестинское государство, границы которго, вне зависимости от деклараций, будут реально определяться линией "забора безовасности", еврейскими поселениями и муниципальной территорией Иерусалима, а экономика останется целиком и полностью зависима от Израиля, будет, соответственно, лишено определяющих признаков суверенитета и власти. В этой ситуации палестинским арабам стоит задуматься, имеет ли им смысл нарушать тот пункт соглашения "Осло 2" 1995 года, определенно запрещающий любой из сторон совершать односторонние действия по изменению политического и правового статуса Западного берега и сектора Газы, давая тем самым и израильтянам повод отказаться от своих обязательств по отношению к ПНА.

Израильские реакции

Что касается самого Израиля, то возможные реакции нынешнего правоцентристского руководства на одностороннее обращение ПНА в ООН, сопровождаемые усилиями палестинцев по делегитимации и изоляции еврейского государства, достаточно четко обозначил в своей статье Дори Голд.
По мнению Голда (бывшего посола Ираиля в ООН и политического советника Ариэля Шарона, ныне возглавлющего Иерусалимский центр общественно-государственных отношений, который считается своего рода "thank-tank" лагеря Нетаньяху), обращение палестинцев в ООН нелогично хотя бы потому, что эта организация уже рекомендовала в 1988 году создание "палестинского государства в границах 1967 года". За эту резолюцию, признавшую "необходимость дать палестинскому народу возможность осуществить свой суверенитет на территории, оккупированной в 1967 году", проголосовали тогда 104 члена ООН. Израиль и США проголосовали против и 36 стран воздержались. С тех пор были приняты еще несколько резолюций, включая декабрьское решение 2008 года, признавшее право палестинцев на независимое государство, но ни одна из них не создала новую юридическую реальность, и нет оснований предполагать, что нынешняя ситуация принципиально иная. Нынешний дипломатический курс Израиля должен быть основан на концепции, что односторонние шаги являются грубым нарушением Ословских соглашений (в частности, статьи 31 промежуточного соглашения между Израилем и ООП), согласно которым вопрос о границах может быть решен только за столом переговоров, и предупредить палестинцев о возможных последствиях. В принципе, прецеденты палестинцам должны быть известны. В 1998 году тогдашний глава ПНА и ООП, ныне покойный Ясир Арафат также заявил о своем намерении провозгласить в одностороннем порядке палестинское государство в 1999 году. Правительство Израиля, которое тогда также возглавлял Биньямин Нетаньяху, декларировало, что в ответ на подобное "фундаментальное нарушение буквы и духа промежуточного соглашения между Израилем и ООП" Израиль будет вправе прибегнуть к любым средствам, включая введение израильской юрисдикции в поселенческих блоках и зонах безопасности в Иудее и Самарии. Арафат тогда посчитал подобное предупреждение достаточным основанием для того, чтобы отказаться от своего намерения, и, по мнению Голда, в случае, если Абу Мазен будет продвигать план, игнорируя позицию Израиля, у Нетаньяху будут все основания реализовать свою угрозу 13-летней давности. Причем сделать это можно будет, продолжая мысль автора, не прибегая к "крайностям" - не признавая новый режим Рамаллы де-юре, но и не денансируя формально соглашения Осло. Похоже, что подобная политико-дипломатическая перспектива видится одним из оптимальных вариантов действий не только для руководства правящей партии Ликуд, но и его партнеров по коалиции. Так, министр иностранных дел и глава второй по численности коалиционной партии "Наш дом - Израиль" Авигдор Либерман почти полгода назад озвучил приведенную выше доктрину весьма близким образом. По его мнению, "односторонее провозглашение и признание палестинского государства разрушит все, что было наработано до сих пор в палестино-израильских отношениях. Сделать это очень легко - восстановить потом двусторонние связи на этих руинах будет гораздо сложнее".
По мнению комментаторов, в переводе с дипломатического языка это означает, что на сегодняшний день ПНА существует только и исключительно потому, что на это согласен Израиль. К этому можно добавить еще несколько пунктов:

1 Настаивая на признании государства в одностороннем порядке, палестинские лидеры де-факто дезавуируют соглашения Осло, которые дают легитимацию ПНА и где четко прописан отказ от односторонних действий.

2 Палестинская экономика не основана преимущественно на "освоении" внешних ресурсов. ПНА имеет бюджет только потому, что Израиль перечисляет деньги от налоговых и таможенных сборов, что составляет до двух третей ее бюджета, предоставляет палестинским арабам рабочие места и инфраструктуру для передачи международной помощи.

3 Соответственно, прекращение израильских финансовых траншей и международной помощи будет означать развал выстроенной еще Я.Арафатом системы перераспределения ресурсов между партийно-политическими, силовыми, управленческими, религиозными, родоплеменными, деловыми и прочими палестинскими элитами.

4 Поскольку эта патерналистско-клиентельная система централизованного перераспределения ресурсов, которая охватывала не только элиты, но и низы арабо-палестинского общества, была единственным (не считая, разумеется, коллективной ненависти к Израилю), что поддерживало "палестинское единство", ее развал будет, с высокой долей вероятности, означать и закрытие проекта "палестинской нации".

5 Соответственно, в ту секунду, когда издержки "политического процесса" в его нынешнем виде превзойдут для Израиля плюсы от поддержания партнерских отношений "на медленном огне", это закончится весьма плачевно для ПНА вообще, и ее лидеров в частности. Причем Израиль сможет обеспечить изменение своей линии на палестинском треке, даже не прибегая к "крайностям". То есть, не признавая новый режим Рамаллы де-юре, но и не денонсируя формально соглашения Осло.

6 Все это может стать нелегким вызовом не только политическому, но и физическому выживанию лидеров ПНА. Не исключено, что некоторые комментаторы, говоря о том, что Абу-Мазен и Салам Файяд и сегодня живы только потому, что их охраняют израильские спецслужбы, не так уж далеки от истины.

Что может означать для руководства ПНА, если оно все же обратиться в сентябре в ООН с требованием признать палестинское государство в одностороннем порядке, вне контекста переговоров с Израилем? Махмуд Аббас и его команда, судя по всему, осознают, хотя, вероятно, и не до конца, возможные негативные последствия такого шага, но пока предпочитают играть ва-банк, надеясь на "победу по очкам".
Но и иной сценарий более чем возможен. Можно вспомнить, что ровно за 10 лет до этого захваченные арабскими террористами самолеты врезались в здания МТЦ в Нью-Йорке, разрушив не только "близнецы", но и всю заложенную Клинтоном конструкцию "Нового Ближнего Востока". Есть все основания предполагать, что самолет, везущий в сентябре в Нью-Йорк палестинскую делегацию с требованием к ООН о признании палестинского государства, также "врежется" в здание ПНА - в переносном, конечно, смысле, но с не менее разрушительными последствиями.

«ИБВ», 30.08.2011

Д-р Владимир (Зеэв) Ханин - сотрудник отделения политологии Университета Бар-Илан, политический комментатор радио «Голос Израиля» и телеканала "Израиль плюс". Занимает должность главного ученого министерства абсорбции.


  • Другие статьи Зеева Ханина
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      
    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria