Д-р Владимир (Зеэв) Ханин

Иран в обмен на мир: израильский взгляд на арабские интересы в свете "Саудовской мирной инициативы"

"Сначала едим твое, потом каждый свое".
Принцип традиционной арабской дипломатии.

Новое выдвижение Эр-Риядом своего плана по урегулированию палестино-израильского конфликта в контексте нормализации отношений Израиля с арабскими странами — членами ЛАГ в последние две недели стало источником бурной дипломатической активности. Действительно, декларированный в марте с.г. коллективный отказ "умеренных" арабских режимов от продержавшейся 40 лет формулы "трех нет" (признанию Израиля, переговорам с ним и нормализации с ним отношений), принятой на Хартумском саммите ЛАГ в августе 1967 года, выглядит драматическим поворотом в политическом мышлении арабских лидеров. Однако основные требования этого плана – полный уход Израиля к линии прекращения огня 1949 г., отказ от Восточного Иерусалима и Голанских высот и согласие на иммиграцию внутрь "зеленой черты" всех лиц, которые именуют себя "палестинскими беженцами", – по мнению израильтян, намного больше напоминают очередной арабский ультиматум, чем приглашение к равноправному диалогу.

Зачем это саудитам?

По сути, мартовский саммит ЛАГ лишь повторил инициативу, с которой тогда наследный принц, а ныне король Саудовсклой Аравии Абдалла бин Абд-аль-Азиз аль-Сауда выступил еще пять лет назад, в марте 2002 г. Мало кто в тот момент отнесся к этой идее серьезно. По мнению Израиля, армия которого после устроенный палестинскими арабами в 2001-м и начале 2002 г. серии кровавых терактов в израильских городах именно в тот момент завершала ликвидацию инфраструктуры палестинских террористических организаций на Западном берегу р. Иордан, саудовский план был, как минимум, неуместным. Того же мнения придерживались и американцы: "саудовская инициатива" почти во всех пунктах противоречила "Дорожной карте" Дж. Буша, а действия Израиля в тот момент полностью укладывались в принятую Вашингтоном после событий 11 сентября 2001 г. концепцию борьбы с глобальным террором.
Маневры вокруг саудовского плана среди самих палестинцев тоже почти никого не впечатляли. Всем было памятно, что всего за полтора года до этих событий ответом палестинских лидеров на предложения, сделанные в Кемп-Дэвиде Арафату тогдашним премьером Эхудом Бараком — завершить конфликт на основе почти полного ухода Израиля к границам 1967 г., раздела Иерусалима и "справедливого решение проблемы беженцев", было развязывание террористической войны. Позиция палестинских радикалов (как "светских" из военного крыла ООП "Танзим" и НФОП, так и исламистов из ХАМАСа и "Исламского джихада"), которые и в этой ситуации не соглашались на меньшее, чем уничтожение еврейского государства, лишь укрепляли израильтян во мнении, что "на той стороне" говорить по-прежнему не с кем. В этих условиях остальным, кроме США, членам "ближневосточного квартета" – ООН, Евросоюзу и России – оставалось немного свободы для маневра, и действительно, в Москве и в европейских столицах ограничились общими рассуждениями на тему "позитивных элементов саудовского плана", после чего вопрос можно было считать закрытым.
Непохоже, что сами саудовские лидеры, которые долгие годы финансировали структуры радикальных исламистов, в том числе и связанные с "Аль-Каидой", рассчитывали на что-либо большее. По мнению аналитиков, выдвигая свою инициативу вскоре после терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне (большинство организаторов и участников которых были гражданами королевства), саудиты стремились не столько решить проблемы "палестинских братьев", сколько вывести себя из списка "режимов-спонсоров террора", обезопасив себя тем самым от операций возмездия.
Нынешняя ситуация существенно иная. Сегодня саудовские лидеры могут не опасаться потери статуса "стратегических партнеров" Вашингтона, ибо американцы, увязшие в иракском болоте и вынужденные параллельно решать – не исключено, что также с позиции силы, – проблему иранской атомной бомбы, заинтересованы в содействии "умеренных" исламских режимов зоны Персидского залива, чтобы закрыть глаза на многие "старые грехи". Судя по всему, "реинкарнация" саудовского плана является частью стратегии выживания "умеренных" суннитских режимов в свете угрозы со стороны радикального шиитского джихадизма во главе с активно вооружающимся Ираном. Именно после избрания летом 2005 г. Махмуда Ахмадинежада президентом страны, когда Тегеран недвусмысленно заявил о своих претензиях на статус ядерной державы и в этом качестве – на роль регионального лидера, данная угроза приобрела конкретные и весьма зловещие для этих арабских режимов очертания. Ряд обстоятельств вызывает сегодня беспокойство "прозападных" арабских режимов.
Во-первых, превращение шиитских анклавов в южном Ливане, Ираке и монархиях Персидского залива в базу для "второй иранской революции". Саудиты, в частности, явно не желают повторения - на этот раз в более широких масштабах – событий 1979-1980 гг., когда Иран поддержал восстание шиитов в Восточной провинции Саудовской Аравии. Атака, предпринятая в 1996 г. против американцев в Саудовской Аравии, была делом рук шиитской террористической группы Hizbullah al-Hijaz, которую напрямую спонсировали иранские лидеры[i].
Во-вторых, превращение в вассалов Тегерана ряда суннитских государств типа Сирии и Судана, а также принятие шиитской джихадистской парадигмы рядом организаций суннитских исламистов.
В-третьих, внутренняя угроза со стороны радикальных исламистов, усиление которых во многом стало побочным эффектом многолетней практики переноса фокуса социальных и политических проблем общества в сферу противостояния с "сионистским врагом".
В-четвертых, осознание того факта, что давление на Израиль с требованием напрямую договориться с ООП оказалось, по большому счету, контрпродуктивным для "умеренных" арабских режимов. Освобождаемые в рамках этого процесса территории мгновенно становятся – как это случилось с Газой – плацдармом для почти бесконтрольной деятельности террористических организаций радикальных исламистов, что в свою очередь резко сокращает шансы этих режимов на выживание.
В этих условиях активное проникновение Ирана в зону израильско-палестинского конфликта замыкает "дугу нестабильности" в тылу прозападных арабских режимов. И коль логика рассуждений глав лиги именно такова, то скорейшее урегулирование израильско-палестинского конфликта в новом ключе могло бы решить как минимум две задачи: ликвидировать «атаку с тыла» или снизить ее угрозу и получить законный повод избавиться от наиболее беспокойной части диаспоры палестинских арабов, осуществив их трансфер в "независимое палестинское государство", а также, если получится, во внутренние районы Израиля.

Палестинский фактор

Мнения самих палестинских арабских лидеров на этот счет расходятся. "Умеренное" крыло ООП во главе с главой ПНА Махмудом Аббасом (Абу Мазеном) выразило готовность принять и основные положения саудовского плана, и покровительство ЛАГ. Причина этого кроется в попытках Махмуда Аббаса найти оптимальную модель своего политического, а может быть, и физического выживания. Ибо он, несмотря на все усилия США и правительства Израиля, так и не смог укрепить свое положение и вынудить стоящих во главе палестинского правительства исламских радикалов из движения ХАМАС войти в существующую систему израильско-палестинских соглашений либо силой лишить их власти. Неизбежные дипломатические маневры вокруг саудовского мирного плана, если Израиль согласится обсуждать его, вновь могут превратить его если не в самостоятельного, то релевантного субъекта этого процесса и овладеть ситуацией, или, по крайней мере, дадут возможность показать, что он смог "навести порядок" в арабских массивах в Иудее и Самарии. Поэтому он призвал израильтян согласиться с формулировками, которые содержатся в саудовских предложениях, пообещав взамен "море мира, которое начинается в Нуакшоте и заканчивается в Индонезии", пригрозив отсутствием, если эта инициатива провалится, другой подобной возможности в будущем.
Само же движение ХАМАС, стоящее во главе "правительства национального единства", по сложившейся в последнее время практике выступает одновременно и "за" и "против". Согласно данным СМИ, несколько высокопоставленных членов ХАМАСа в секторе Газы высказались в поддержку инициативы Саудовской Аравии, однако официальные лидеры движения выступили против основных пунктов мирного проекта. В первую очередь, они не согласны с идеей признания Израиля, ибо этот пункт противоречит основам основ идеологии ХАМАСа. Так, спикер палестинского парламента Салах аль-Бардавиль заявил, что "мы (т.е. ХАМАС. — Авт.) никогда не согласимся на признание Израиля и не заключим с ним мир, хотя у нас нет никаких проблем с другими пунктами, такими как отступление Израиля к границам 1967 г. или право палестинских беженцев на возвращение". В свою очередь, глава политбюро ХАМАСа Халед Машаль в многочисленных заявлениях настаивал на том, что любое развитие событий должно учитывать "право палестинцев на самооборону" (т.е. продолжение террористической деятельности).
Подобная линия ХАМАСа уже привела к дипломатической, политической и экономической изоляции правительства ПНА, включая замораживание израильских трансфертов и международной финансовой помощи, составляющих основу палестинской экономики. На фоне тяжелейшего социально-политического кризиса в Газе идет полномасштабная гражданская война, которая де-факто перекинулась и на Западный берег, о чем уже много месяцев прямо говорят в палестинских спецслужбах[ii]. Причем под прикрытием "идеологического" конфликта между "светскими националистами" из ФАТХа и ХАМАСом и другими "исламскими радикалами", на самом деле, идут вооруженные разборки между различными семейно-родовыми кланами, бедуинскими племенами, общинно-религиозными и просто криминальными группами со всем сопутствующим антуражем: перестрелки, вымогательство, грабежи, похищения, людей и т.д., не говоря уже о масштабной контрабанде оружия и наркотиков[iii]. Последний пример такого рода – похищение репортера ВВС Алана Джонстона, которое, судя по всему, было осуществлено боевиками влиятельного палестинского клана Дагмуш. Последний контролирует поток контрабанды оружия через туннели из Египта в сектор Газы и пребывает в состоянии войны с правительством ХАМАСа[iv].
Быстрое превращение сектора Газы в криминально-террористический анклав типа южного Ливана создает прямую угрозу безопасности южных районов Израиля[v]. В частности, со времени достижения соглашения о прекращении огня в ноябре 2006 г. палестинцы выпустили оттуда по израильской территории уже около 200 ракет "Касам", в силу чего эксперты считают крупномасштабную операцию АОИ в секторе Газы практически неизбежной. Однако в новой ситуации премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт, вопреки предупреждениям военных о перевооружении ХАМАСа, посчитал "несвоевременным" проведение масштабной операции в секторе Газы.
Саудовская инициатива, таким образом, помогает ХАМАСу решить его главную проблему, ставящую эту организацию на грань выживания, а именно: избежать зачистки Газы или отсрочить ее; возобновить внешние финансовые вливания в палестинскую экономику и тем самым спасти ее от краха; втянуть Израиль в новый "политический процесс" без выполнения ХАМАСом требований международного сообщества об отказе от террора и признании права Израиля на существование.
Ханию и других "умеренных" хамасников вполне устраивает тот факт, что предлагаемый механизм открывает возможность принятия решений в обход прямого диалога между Израилем и ПНА, за итоги которого ХАМАС вынужден будет нести ответственность. Именно в этом контексте была выдержана тактика делегации ПНА на саммите ЛАГ в Эр-Рияде: предполагалось, что Абу Мазен может проголосовать за саудовский план, а Исмаил Хания воздержится.
Впрочем, самих арабов мнение палестинцев интересует в последнюю очередь. Их главная цель – обеспечить внутреннюю стабильность и минимизировать внешнюю угрозу, и потому они готовы вовлечь в решение этих проблем Израиль, коль скоро без него нельзя сегодня обойтись.
Понятно, что при любом исходе, с точки зрения саудитов и их арабских единомышленников, оплатить (во всех смыслах) этот проект должен сам Израиль. И как только арабы почувствовали первые проблески интереса со стороны израильтян, они тут же выдвинули категорическое требование к Израилю отступить к границам 1967 г. и позволить палестинцам создать свое государство прежде, чем арабские страны признают еврейское государство.

И кто же им поверит? Мнения израильтян

При подобном подходе саудовский "мирный план" можно было бы снова сдавать в архив, ибо его базовые требования являются неприемлемыми для большинства израильтян. Действительно, отказ — в обмен на общие декларации и добрые пожелания — от всех итогов израильских побед в войнах, начатых или спровоцированных арабскими странами, и согласие на иммиграцию в Израиль под видом "возвращения палестинских беженцев" 2-4 миллионов арабов разного происхождения будут означать конец сионистского проекта – чего, собственно, и добиваются его противники.
Тем не менее нынешнее правительство Израиля по своим соображениям, которые мы попытались проанализировать в нашей предыдущей статье[vi], приняло решение опробовать предложенную саудовцами схему. Насколько далеко политическое руководство Израиля готово пойти по этому пути, зависит от адекватности его оценок истинных мотивов и интересов, стоящих за арабской "мирной инициативой".
В этом, как и в других подобных случаях, чрезвычайно весомым будет слово израильского политико-аналитического сообщества, взгляды которого существенно разошлись. Часть экспертов, подобно президенту Иерусалимского центра общественной политики Дори Голду, считают что саудовский план — это часть стратегии "more of the same", т.е. более сложная по исполнению, но по сути почти не претерпевшая изменений традиционная линия "умеренных" арабских режимов на использование Израиля в качестве "громоотвода" своих внутренних и внешних проблем. Другие солидарны с мнением директора Центра Бегина–Садата при Университете Бар-Илан Эфраимом Инбаром, который считает, что даже если это все и так, нынешняя ситуация объективно подталкивает стороны к созданию израильско-суннитского альянса против исламского радикализма Ирана и союзных ему сил.
Кто бы ни оказался прав, национальные интересы Израиля, по общему мнению, вынуждают его правительство показать потенциальным партнерам по переговорам, что на этот раз, в отличие от опыта прошлых лет, оно не готово на "игру в одни ворота". И коль скоро речь идет о выживании "умеренных" суннитских режимов, то и они должны оплатить свою часть акций, причем у Израиля есть вполне ощутимые возможности направить события именно по такому руслу. Видимо, в этом контексте следует понимать срыв почти пятимиллиардной сделки по поставке Саудовской Аравии новейших систем американского вооружения. (Поскольку это вооружение, по имеющимся данным, не имеет аналогов, то воспользоваться альтернативными, например российскими, источниками саудиты вряд ли смогут).
Если саудиты и их союзники поняли намек, то следующий этап процесса должен пройти при понимании, что эпоха, когда от Израиля в обмен на "холодный мир" с арабскими режимами (но не их народами) требовалось отдать "все и еще немного", завершилась. Однако способны ли нынешние израильские лидеры настоять именно на таком формате отношений?
---------------------------------------------------
1 Dore Gold, " The Failure of the Riyadh Summit", Jerusalem Issue Brief, Vol. 6, No. 27 ­- 1 April 2007 2 "Война приходит на Западный берег", Маарив, 07.01.2007 (на иврите) 3 См. "Fatah’s Mohammed Dahlan enlists Al Qaeda-linked Army of Islam for Abbas’ war against Hamas", DEBKA, January 7, 2007, http://www.debka.com/headline.php?hid=3704; Avi Issacharoff, "Hamas-Fatah unity gov't talks off after 12 die in Gaza violence", Ha'aretz, 27/01/2007 4 "Feuding clan holds key to kidnap riddle", The Guardian, April 8, 2007 5 См. Amos Gilad, " Is Gaza Becoming Another Lebanon?", Jerusalem Issue Brief, Vol. 6, No. 18 – 21 January 2007 и Надав Хаэцни, "Надо ли предоставлять террористам отдельное государство?", Маарив, 02.03.2007(на иврите) 6 См. Владимир (Зеэв) Ханин, "Зачем Ольмерту саудовская инициатива?", Институт Ближнего Востока, 9 апреля 2007 г.

"Институт Ближнего Востока", 12.04.2007

Д-р Владимир (Зеэв) Ханин - сотрудник отделения политологии Университета Бар-Илан, Израиль.


  • Другие статьи Зеева Ханина
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria