яюLink: gazeta/menu-an.inc

Моше Фейглин

Заборы от ума

Трагикомедия в пяти действиях

Часть 1. Хаймэле, Хаймэле…

История забора началась примерно 2 года назад, когда один тертый политик  неожиданно нашел идею, с помощью которой, как ему казалось, он сможет высоко поднять свою популярность. Хаим Рамон, один из лидеров партии Авода, выдвинул чудесное решение всех наших проблем: «Построим забор - панацею от всех бед!» Остальные левые ухватились за эту находку и завопили во всю глотку: «Забор! Забор!»
Начиная с первых «радостных» дней Осло, каждый разумный человек должен был понять, что от любой идеи, исходящей от кругов, поддерживающих этот процесс, следует бежать на край света. Но у нас так не принято. Архитекторы Осло оказались не на своем законном месте – у позорного столба – а наоборот: в неподобающих им креслах комментаторов, судей,  исследователей и исполнителей…
Правые почувствовали себя неловко. Было понятно, что вовсе не безопасность являлась причиной возникновения у левых идеи забора, а желание перехватить инициативу в борьбе с поселенческим движением (разумеется, под прикрытием разговоров о безопасности). Этот разделительный забор имеет такое же отношение к безопасности Израиля, как и "разделительный забор" на ливанской границе – к безопасности жителей севера страны от фугасов Хизбаллы. Как "линия Бар-Лева" – к безопасности форпостов в районе Суэцкого канала, как "линия Мажино" – к безопасности Франции от танков Гудериана, как Великая Китайская стена – к безопасности от татаро-монгольского вторжения. Нет ничего более губительного для безопасности, чем такая идиотская позиция. Даже начальник генштаба Яалон сначала не смог удержаться и заявил, что с точки зрения безопасности страны было бы правильнее вложить средства в другие мероприятия. Сейчас начальник генштаба уже сменил пластинку (как это часто бывает у генералов) и говорит то, что хотят услышать от него левые. Не беспокойтесь, генералы поддерживали и Осло. Если вы хотите знать, что нужно делать для безопасности – спросите пять генералов и сделайте наоборот.
“Разделительный забор” строится по совершенно невозможному маршруту – гористому и запутанному, большей частью параллельному "зеленой черте". Его истинная стоимость оценивается в миллиарды шекелей (по понятным причинам никто не сообщает точные цифры, но сегодня говорят, что потребуется не менее 5 миллиардов только на строительство). Забор "проглотит большую часть регулярной армии для его обороны и функционирования, а также хорошую долю боевых сил резерва…". "Средства, необходимые для установки и содержания этого сооружения, огромны и большая их часть будет изъята, по всей видимости, из бюджета системы безопасности; эти расходы весьма существенно опустошат государственную казну," -  слова офицера запаса, полковника Моше Лешема, из его докладной записки "Разделительный забор – опасная иллюзия". Армия будет занята охраной забора вместо обороны Израиля и не найдет людей, чтобы поддержать наше присутствие там, где это необходимо – в гнездах террора.
Лидеры правого лагеря задумались: что делать? И пресса, и левые, и генералы – все против нас. Как мы будем с ними воевать? Центр Ликуда, что ли, поможет? Думали, думали и наконец остановились на распространенном трусливом решении: "Скажем, что мы "за", но внесем поправки". (Вам это ничего не напоминает?) Что же это были за поправки? "Мы за забор оборонного характера, но против забора политического характера". Дальше всех пошел Михаэль Эйтан, который предложил вместо обнесения забором еврейской территории обнести забором арабские поселения; однако это предложение даже не стали серьезно обсуждать. Так или иначе, было решено строить забор примерно по "зеленой черте". Забор пожирает средства на хлеб для голодных, лекарства для больных, образование для детей, и что самое важное, средства на безопасность израильских граждан. Единственные, кто получил какую-то прибыль с этого забора – это поселенцы, которые остались за его пределами, и за счет этого их безопасность возросла, но это отдельный аспект, который даже поселенцы, за исключением Даниэлы Вайс (главы местного совета в поселке Кдумим), до сих пор не поняли.

Часть 2. Центр Ликуда, Совет поселений и другие несчастья

Глава местного совета поселка Алфей Менаше, расположенного на границе "зеленой черты", не постеснялся отречься от Совета поселений: он – член Центра Ликуда, его не оставят "за забором". Он знал, как организовать лобби в окружении Шарона и протолкнуть вполне естественное требование: «Подвинь малость забор, пусти меня вовнутрь». Шарон вспомнил, что речь идет о заборе оборонного характера, и кроме того, Алфей Менаше – это совсем близко. И добавил к линии забора маленькую петельку, да так аккуратно, что никто и не почувствовал.
Увидели главы поселений Западной Самарии, что получил Алфей Менаше, и поспешили тоже послать своих людей - надавить, чтобы и их пустили в гетто. Подумал Шарон: действительно, невозможно же разрушить Ариэль и Эммануэль, нет денег платить их жителям компенсацию; впустим их внутрь забора, а малые поселения по ту сторону хребта – Ицхар, Итамар, Элон Море – этих бородатых поселенцев, от которых одни неприятности, выбросим на съедение волкам. Да и сколько их там?!
Так забор в районе Западной Самарии начал приобретать форму гармошки. Он поднимается и спускается, карабкается и возвращается обратно – соответственно звонкам, которые получил Шарон от разных членов Центра Ликуда и из Совета поселений за считанные дни до утверждения трассы. Шарон, как известно, настоящий виртуоз. Оставить вне забора Калькилию и включить внутрь него Эммануэль, расположенный 15-ю километрами восточнее, непросто; оставить снаружи населенную арабами Масху и включить Ариэль, который восточнее ее на 20 километров – уж совсем проблематично. Но не беспокойтесь – вся проблема здесь в деньгах, а у нас, у Ликуда, как известно, большинство в комиссии по распределению бюджета. Так в чем проблема?
Так были выброшены коту под хвост порядка миллиарда шекелей, и строительство забора стало двигаться семимильными шагами – на большей части трассы параллельно "зеленой черте", за исключением области Западной Самарии.

Часть 3. Комиссия по распределению бюджета

Первоначальное утверждение затрат прошло с легкостью, как и ожидалось. Первое время после выборов лишь одного косого взгляда Шарона хватало, чтобы объяснить каждому члену Кнессета от Ликуда, как голосовать. Однако со времени выборов в Ликуде произошло несколько вещей. Группа "Еврейское руководство" в Ликуде отказалась сойти со сцены. В политике обычно исчезают те партии и группировки, которым не удается присосаться к государственной кормушке и провести своих представителей в парламент. Ведь на самом деле редко кто стремится в Кнессет по идеологическим соображениям. Так все и ожидали, что после того, как несколькими трюками Шарону удалось задвинуть Фейглина на 40-е место в ликудовском списке, и после того, как Верховный суд вообще запретил ему баллотироваться, “все эти фейглины” исчезнут из политической жизни. Но произошло обратное. "Еврейское руководство" усилило свое влияние в Центре Ликуда, сосредоточило вокруг себя другие группировки, преподала Шарону урок на знаменитом "заседании свистков" и сумела провалить его законопроект. Увидев такое, члены Кнессета от Ликуда осмелились начать думать самостоятельно. Шарон не вечен, а голоса членов Центра еще понадобятся им на будущих внутрипартийных выборах. В итоге телефонные звонки ликудовским членам финансовой комиссии Кнессета от "Еврейского руководства" достигли своей цели – комиссия не утвердила  просьбу правительства об ассигновании “жалких” 750 млн. шекелей на строительство забора.

Часть 4. Сын мой, сын мой, злой мальчишка…

Увидел Шарон, что игра с комиссией по бюджету становится азартной, и выбросил снова свой главный козырь – Биньямина Нетаниягу. Нетаниягу, как известно, большой идеалист. Примерно год назад «Форум за сохранение идеологических ценностей Ликуда»  собрал Центр партии и провел резолюцию, отвергающую идею создания "палестинского" государства как противоречащую уставу Ликуда. (В этом также была немалая заслуга "Еврейского руководства"). В тот момент Нетаниягу казалось, что это прекрасная возможность свалить Шарона, и из "чисто идеологических соображений" он эту резолюцию поддержал. Однако по мере приближения к внутрипартийным выборам положение Шарона крепло - еврейский народ устал от передряг и искал спасения за его широкой спиной. Нетаниягу сделал из этого ошибочный вывод, что народ за "палестинское государство", и поклялся себе больше не устраивать лобовых атак на Шарона. Подожду, пока старик не сойдет со сцены - думал он, -  а пока что надо потерпеть.
Так возник союз между двумя вечными противниками: Шарон поддерживает Нетаниягу в его экономических предприятиях, а Нетаниягу обеспечивает Шарону все остальное…
Когда Шарон вынес на утверждение кабинета министров "Дорожную карту", все содрогнулись. Чтобы Арик, спаситель отечества, всерьез намеревался создать "палестинское государство"?! Было ясно, что Дани Наве, Цахи Ханегби и Лимор Ливнат проголосуют против. Ципи Ливни поговаривала о том, что собирается проголосовать против, и Нетаниягу – идеалист с прошлогоднего заседания Центра – разумеется, будет против. Если бы еще кто-нибудь вроде Гидеона Эзры воздержался, то этого было бы достаточно,  чтобы предложение провалилось. Однако Шарон открыл заседание кабинета министров драматическим сообщением: Нетаниягу не придет и просил передать, что он воздерживается. После этого начали подсчет голосов: Цахи, Лимор и Наве также воздержались, Ливни и прочие "праведники" поддержали предложение – и "Дорожная карта" приобрела очертания свершившегося факта.
За освобождение террористов Нетаниягу уже голосовал без всякого стеснения. Убеждения – вещь важная, но шанс получить в будущем кресло премьер-министра важнее. Однако посмотрите, как уступчивость и мягкость этого виртуоза в политике превращается в жесткую непреклонность в том, что касается его экономической программы! Какой боевой дух горит в этом борце, когда он выходит на поединок со стариками, инвалидами, детьми, матерями-одиночками! Тут уж он не поддается никакому давлению. Знает Нетаниягу, что через год-два, когда перед ним снова замаячит кресло главы правительства, он должен будет представить результаты. "Выходите на работу, - скрежещет он зубами инвалидам. – У меня нет в бюджете денег !"
Как вы думаете, кого мобилизовал Шарон, чтобы убедить членов финансовой комиссии Кнессета закопать еще 3/4 млрд. шекелей в фундамент забора? Вы угадали - Биньямина Нетаниягу. Он им популярно объяснил, что это важно для экономики (забор – это вам не какие-нибудь инвалиды). И бюджет был утвержден.

Часть 5. Какое дело Бушу?

Чем так уж мешает Бушу то, что мы отхватили забором в свою пользу тут или там кусочек земли? Ведь в остальном забор идет более-менее по "зеленой черте". Почему же Буш вдруг начинает давить на нас, чтобы мы прекратили строительство?
Дело в том, что израильтянам обязательно нужны палестинцы, чтобы “заключать с ними мир”. У них просто нет другой цели в жизни. Разочаровал их Арафат – нашли себе Абу Мазена. За спиной ковбоя из Белого дома стоят сторонники Израиля из республиканского большинства в Конгрессе. Они подсказывают ему, что стоит поискать более творческие решения – наподобие тех, что Буш применил в отношении сыновей Саддама Хусейна, Узая и Кусая. Однако Шарон убедил Буша, что лучший выход – это делать ставку на Абу-Мазена. Спросите глав Шабака и Моссада, и прочих ветеранов Осло – они объяснят вам популярно, до чего эта идея с Абу Мазеном умна.
США идею Шарона приняли и начали проводить ее в жизнь так, как они это умеют – без обиняков. Весь "мирный процесс" на Ближнем Востоке, с которым так связан сейчас рейтинг президента Буша, зависит теперь от Абу Мазена (этого «цыпленка», как определил его Шарон). И этот “цыпленок” приходит к Бушу и говорит: забор для меня губителен. Вот Буш и потребовал от Шарона, чтобы строительство забора было прекращено.
Почему же забор губителен для Мазена? Ведь он возвращает Израиль в границы 67 года и претворяет в жизнь идею "палестинского государства"? Неужели Мазен так глуп? Бери сейчас, что дают – в конце-концов Израиль уступит все до последнего метра, как в свое время уступил в Ливане Хизбалле.
Чтобы это понять, мы должны на минутку перенестись в виртуальный кинотеатр, где показывают вестерн "Семья Адамс и бандиты с большой дороги". Просим внимания.
Сцена первая.
Семья Адамс поселилась где-то там на западе и заложила прекрасную ферму. Все члены семьи работают в поте лица, глава семейства управляет хозяйством твердой рукой, урожай велик, птички поют, все прекрасно.
Сцена вторая.
Музыка меняется. Солнечный свет заслоняет пыль от копыт коней банды разбойников. Они налетают, грабят, крушат, убивают, насилуют – и обещают вернуться.
Сцена третья.
Удрученные, оставшиеся в живых члены семьи держат совет. Глава семейства предлагает грабителям половину фермы в обмен на тишину и спокойствие. Но зачем грабителям ферма? Они не умеют хозяйничать, а только грабить. Взамен на свое предложение семья Адамс получает еще один налет, грабеж и убийства...
Сцена четвертая.
...Несчастная семья с горечью решает построить "разделительный забор”.
Сцена пятая.
Вернемся к настоящим событиям. Нет такого понятия "палестинский народ", и у лже-палестинцев нет никакого желания получить собственное государство. Есть арабы, оказавшиеся в Палестине, к которым и сейчас подходит проклятие, данное  их предку Ишмаэлю  в Торе: "И будет он дикарем-разбойником, рука его будет занесена на всех, а рука всех – на него" (Брешит, 16:12). Нету вещи более смешной для них, чем брать на себя ответственность за что бы то ни было – государство ли, ферму ли. Поэтому, когда Израиль начал навязывать им (именно так – навязывать) создание собственного государства против их желания, они побежали жаловаться американцам и угрожать, что снова сделают то, что они сделали после того, как Барак пытался заставить Арафата взять все, что можно, и создать палестинское государство. Они просто угрожают поджечь весь регион.
* * *
Тут мы закончим описывать прошлое. В момент написания этих строк Шарон в Америке, и уже просочились слухи, что он приостановит строительство забора. Логично предположить, что арабы разворуют те отрезки забора, которые уже построены, если только Арафат не издаст особый президентский декрет, запрещающий под страхом смерти разворовывать забор, так как его детали могут послужить стратегическим сырьем для новой модели ракет "Касам".
Но может произойти и обратное – встрепенется Хаимке из Аводы и генерал Узи Даян из какого-то там совета, и генерал Ами Аялон из некой организации… Можно предположить, что и “архитектор Осло” Рон Пундак проснется и объяснит всем, что забор сделали не так, как предлагал он, и от этого все неприятности; телеведущая Геула Эвен наморщит лоб в прямом интервью с лощеным депутатом Кнессета от Ликуда, и все вернется к началу. Возможно, на этом этапе забор начнут строить заново внутри "зеленой черты", чтобы теперь уж никто не придрался, откажутся от половины территории, чтобы после еще нескольких закопанных миллиардов обнаружить, что проблема не в трассе... Просто разбойники не управляют фермами.

Перевод Ш. Бродской
(Моше Фейглин – лидер движения «Еврейское руководство»)
http://www.manhigut.org/russian/



  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  
TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria