яюLink: gazeta/menu-an.inc

М.Бронштейн

У меня нет государства прозапас

«У меня нет государства прозапас»
Ицхак Рабин (перед тем как он подписал соглашения Осло)
.

Газета «Макор ришон» («Из первых рук») опубликовала интервью с известным журналистом Раном Эдилистом. Сначала немного о нем самом. Эдилист был первым израильским журналистом, дававшим репортажи прямо «с поля боя» - дважды он был ранен. Впоследствии он опубликовал книгу «Слепота» о том, как распался Советский Союз и вся его империя, а главное – как все спецслужбы Запада просмотрели этот процесс. Книгу я читал, и она мне не понравилась. Книга - типично-журналистская: долго и подробно описывается встреча с главой Штази ГДР, какой он толстенький и какого цвета у него галстук. Зато нет ни слова о тихом и подводном изменении ментальности в России, о внутренней динамике внутри правящей элиты и вне ее. Надо добавить: ЦРУ оплатило это исследование (порядка 300 тысяч долларов!) – как признание собственного бессилия. Я полагаю, что взамен они получили малоценную стопку бумаг. А Эдилист прочно вошел в «элиту журналистов» Израиля.
Впрочем, наше интервью было не о СССР, а об Эхуде Бараке и о переговорах в Кемп-Дэвид, продолжении «процесса Осло». Эделист считает, что в скором времени народ Израиля поймет, кого он отверг и тогда Барак вернется. Эдилист любит Барака и пишет о нем книгу. Однажды Барак был приглашен к одному влиятельному американцу. Все гости собрались и уселись за стол – а Барака все нет и нет. Оказалось, что он застрял в салоне – разобрал на части антикварные часы и теперь собирает их: «Начинайте без меня, я уже кончаю» - сказал Барак. На израильском сленге это назывется «фрик» - и Эделист признается, что он любит «фриков». Разобрать и собрать заново – это недурственное хобби. И вот, согласно Эделисту, весь «мир» для Барака – не более чем декорация, на самом деле он хотел свершить «гражданскую революцию», т.е. разобрать и заново собрать израильское общество по своему вкусу и разумению. И не спрашивая нас – это почему-то называется «демократией», а такие мелкие подробности, как взрывы в «Дельфинариуме» его (и Эделмста) уж и совсем не волнуют – на то он и «фрик».
Но они волнуют меня, а может быть и вас, ибо эксперимент проводится на наш счет: взрываемся мы или наши друзья, а что получают «фрики»? «Фрики» получают собственное удовольствие от эксперимента – и еще кое что. Эделист рассказал о решающем совещании перед поездкой в Кемп-Дэвид. Сам он на совещании не был, но там были его верные друзья. Дани Ятом – тот самый который рассказывает нам сейчас о «заборе безопасности», и Йоси Гиносар, у которого общий бизнес с Арафатом. На этом основании считается, что Гиносар Арафата понимает, а может и имеет на него влияние. О двойной роли Гиносара знал Барак, знал и Рабин, но Рабин решил, что Гиносар ему полезен, а слово Рабина для Барака – закон, так поведал нам Эделист. Итак, было решено, что удастся убедить Арафата подписать чего-нибудь (буквально так!), за это придется уступить много-много чего, но все это не важно – важно что эксперимент начнется. «Фрик» разберет антикварные часы, и можно будет занятся сборкой.
Но Эдилист все же журналист, и он позвонил Амнону Каплику, собрату по перу. Каплик как раз вернулся со встречи с Арафатом, для статьи в «Ле-Монд дипломатик», и он со всей категоричностью объяснил Эделисту: Арафат ничего не подпишет, а если подпишет, то выполнять не будет. «Ваш оптимизм построен на песке» - сказал он, и Эделист, как верный товарищ и честный гражданин, немедленно отзвонил ответ Дани Ятому. Дани Ятом ответил: «И все же мы стоим на своем. Речь идет о динамике, которая возникнет, и о гигантских суммах денег. Все вместе даст первые соглашения». На счет денег он был прав: процесс Осло развивался на двух параллельных прямых – под лучами прожекторов совершались поцелуи и получались международные премии, за кулисами вращались суммы денег, о которых страшно думать, и о которых ничего не известно. Пара десятков миллионов (все в долларах!), которые получил Гиносар – это, видимо, карманные деньги. Он всего-ничего – вкладывал куда нужно деньги с личного счета Арафата. А потом счет внезапно закрылся, видимо все деньги ушли на закупку оружия, чтобы стрелять в наших солдат или взрывать наши автобусы. Но не жалейте Гиносара – почему-то я уверен, что у него уже есть новый «джоб». А вот например, «Центр Мира Шимона Переса» - известно, что через него текли европейские деньги Европу в кассу Арафата. Сколько там осело – неизвестно. Потому что «Центр» не представил отчета государственным инстанциям, а те и не настаивали на выполнении закона. У нас все очень любят «фриков».
Есть конечно и третья прямая – на ней взрываются автобусы, но это уже совершенно никого не волнует, кроме меня, может быть. Что сказать вам, дорогие читатели? У нас так любят демократию, что готовы ради нее пожертвовать людьми (и получить кое-какие деньги, желательно в долларах и побольше). Не поняв этого «слоя», мы не поймем ничего в «процессе Осло». Некоторые думали наивно, что огромными взятками мы коррупируем Арафата и с ним, со скоррупированным, можно будет чего-нибудь подписать. Реально процесс был обратным – «деньги Осло» коррупировали нашу левую элиту, и она готова подписать что угодно. К тому же все они любят «фриков». А «фрики» вертят ими, как хотят. Рабин был игрушкой в руках Бейлина и Переса. Перес был игрушкой в руках Бейлина и Гиносара, который имея общий гешефт с Арафатом, вертел всеми. Мы крепко влипли, и не легко будет нам освободиться.
Можно сказать, что весь «Осло» расщепил Израиль, как призма расщепляет луч света. От тех, кто получает «комиссионные», до тех кто хочет разрубить узел одним ударом. Посередине – весь спектр. От «стоило попробовать», через «что же теперь поделать», к «будем исправлять постепенно». Особняком, как всегда, стоит Томи Лапид, он своего отношения к «Осло» не определяет, т.е сохраняет за собой право «последнего решения». Ему нравится быть в позиции, когда от него все зависят. Полагаю, что он не прочь поэкспериментировать с «гражданской революцией». Он тоже «любит фриков» и по сути он сам – «фрик». Когда-то был такой анекдот: «Был ли Маркс ученым? Нет – иначе он бы сначала поставил эксперимент на мышах». Я тоже не люблю когда на мне экспериментируют, не спросив даже моего согласия, и я считаю это антидемократичным. А «фрики» пусть собирают и разбирают антикварные часы, а не мое государство. Другого – прозапас – у меня нет.

20.01.2003



  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  
TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria