яюLink: gazeta/menu-an.inc

Шимон Бриман

Тени Холокоста

Старая еврейская боль и современные проблемы Израиля:
полемика вокруг книги «Еврейские солдаты Гитлера» Брайана Ригга

Эмоции и цифры

Горячие отклики на исследование Брайана Ригга (а также на мой смежный материал в «Вестях-2» от 28.08.2002) показывают, что выводы американского ученого задевают нас за живое. Будем ли мы ругать Ригга, или согласимся с ним, главное в другом: тема Холокоста по-прежнему актуальна для нас даже через 60 лет после чудовищного геноцида евреев. Именно таким неравнодушным подходом отмечены интересные статьи Даниэля Клугера и Хаима Соколина («Вести-2», 5.09.2002 и 12.09.2002). Хотел бы искренне поблагодарить этих авторов за то, что они продолжили дискуссию по такой острой и важной теме.
Сам факт того, что мы спорим о событиях той страшной эпохи, свидетельствует о нашей старой и неутихающей боли. Эта еврейская боль проходит через семейную память, из прошлого в современность, от кошмаров Второй Мировой до сегодняшней обеспокоенности за судьбу еврейского государства. Мы болезненно реагируем на любые факты, которые кажутся покушением на светлую память о погибших. Но ведь правда истории для того и нужна, чтобы мы видели свое минувшее во всем поразительном, а иногда и ужасном многообразии реализма.
Хотелось бы сразу подчеркнуть: если тысячи солдат еврейского происхождения служили в вермахте (как об этом говорит Брайан Ригг), это ни в коей мере не уменьшает трагедию Холокоста и не прибедняет подвиги евреев – фронтовиков Советской Армии. Точно так же выводы Виктора Суворова о планах Сталина напасть на Германию не умаляют героизма советских солдат и заслуг народов СССР, испивших чашу военных страданий.
Д-р Ригг приводит лишь сухие факты, опираясь на сотни личных интервью с бывшими солдатами рейха, на километры видеозаписей, воспоминаний и архивных документов. Нам могут не понравиться выводы Ригга, но глупо отворачиваться от массовых и реальных историй службы в вермахте солдат с еврейскими предками.
Ригг, друг Израиля и еврейского народа, отслуживший добровольцем в ЦАХАЛе, не бросает тень на Катастрофу, а делает наше понимание той страшной эпохи более многогранным. Даниэль Клугер прав, называя Третий рейх «причудливой фантасмагорической смесью расовой утопии и обычного государства». Теми же словами книгу Ригга хвалит научный руководитель молодого американца – д-р Джонатан Стейнберг из Кембриджского университета, считающий, что Ригг добавил новую грань в нашем понимании нацистского режима.
Один из основных упреков г-на Клугера в адрес техасского историка –якобы слишком большая итоговая цифра солдат еврейского происхождения в рядах вермахта. Ригг говорит о 150 тысячах солдат, делая экстраполяцию после сбора своими руками свидетельств о 1200 солдатах, имевших еврейские корни. Обратите внимание: 1200 доказательств собраны 27-летним парнем, который несколько лет ездил по Германии на велосипеде. Он в одиночку проделал огромный труд. Если бы за эту тему взялся целый научный институт, проведя сборы документов и воспоминаний с более широким охватом ветеранов ФРГ и других стран, то и подтвержденных доказательств было бы гораздо больше.
Теперь об экстраполяции. Известны демографические данные о евреях Германии, динамика их рождаемости по годам, растущий процент смешанных браков. Дотошная немецкая статистика позволяет узнать, сколько родилось детей (и будущих призывников) в 1920-1925 годах в семьях, где один из родителей был евреем. Точно так же можно поднять данные о смешанных браках предыдущего поколения (1880-1900гг.), чтобы вывести примерную цифру немцев с еврейскими бабушками и дедушками. В немецких, австрийских, чешских и польских землях, которые в 1930-40-х годах были включены в Третий рейх, проживало до 800 тысяч евреев. Рядом с ними находилась масса «криптоевреев» - потомков от смешанных браков, «мишлинге» первого или второго поколения. Из их числа вполне могла «набежать» цифра Ригга – 150 тысяч солдат вермахта.
Удивляет смелость г-на Клугера («Подведем итоги: не было 150 тысяч. Были ли солдата вермахта еврейского происхождения? Разумеется, были. Но их число значительно меньше»). Брайан Ригг хотя бы мотался по Германии, собирая глубоко запрятанные истории собственным трудом. А какие исследования провел г-н Клугер, чтобы рубить с плеча и говорить о «значительно меньшей» цифре? У него есть другие цифры?..

Внук в Законе

Можно уважать личное мнение Даниэля Клугера о том, что израильская газета – это не самое подходящее место для парадных портретов нацистских бонз (спасибо, что «Вести» хотя бы не упрекаются в пропаганде нацизма). Как будто бы фотография нациста в домашней обстановке выглядит более приятно, чем парадное фото. По этой же логике израильские газеты – не место для фотографий Сталина, Ленина, Саддама Хусейна и других кровавых диктаторов.
Гейдрих, чей снимок имелся в виду, вовсе не указывался мною в тексте статьи как внук еврея. Историки сообщают о фотокопии свидетельства о рождении отца Гейдриха (об этом документе говорит и Хаим Соколин), но никто не видел оригинала своими глазами. Шеф РСХА с детских лет боролся со слухами и семейными преданиями о еврейском дедушке. Перед нами психопатология: одни лишь слухи о еврейских корнях влияли на подсознание Гейдриха; он все равно оставался «еврейским внуком» в глазах завистников и в собственных подозрениях. Для того, возможно, и был параграф ванзейского доклада Гейдриха - внуки еврея рассматриваются как немцы (попытка обезопасить себя «на всякий случай»).
Мой уважаемый оппонент Даниэль Клугер пытается поправить меня, замечая, что в этой части доклада были две оговорки. Да, известно, что к евреям приравнивались те их внуки, которые имели ярко выраженную семитскую внешность, а также те, чьи родители оба были «мишлинге». Но г-н Клугер цитирует эти два пункта, забывая или скрывая то, что был и третий пункт (см. фото – стр.12 протокола от 20.1.1942). Он позволяет приравнивать к евреям тех «мишлинге», которые являются политически нелояльными к режиму.
Что меняет этот третий пункт? Многое. Голубоглазый блондин - внук еврея, мог прекрасно пережить Вторую Мировую, сидя тихо и благонамеренно, будучи обычным немцем и/или солдатом вермахта. А мог и «загреметь в евреи» за анекдот о фюрере, за членство в бывшей СДПГ, за призывы скорее закончить войну. Точно так же в концлагерь мог попасть «за политику» и любой чистокровный ариец. В чем же здесь преследования именно внуков евреев? За какие же особо еврейские страдания Израиль платит этим внукам компенсацию, давая им самостоятельное право на алию по Закону о возвращении? Может, откроем ворота страны для всех европейцев, пострадавших от нацизма?
Здесь-то мы и подходим к самой болезненной и взрывоопасной теме – влияние нацистских законов и подзаконных норм на израильский Закон о возвращении. Посмотрим правде в глаза: еврейское государство построило один из своих основных законов на базе гитлеровских принципов. Я абсолютно согласен с г-ном Клугером: «Государство Израиль возникло не для того, чтобы оглядываться на расистские теории наших смертельных врагов».
Кто же ответственен за базовое определение репатрианта на основе нацистских расовых постулатов? Только авторы Закона о возвращении (1950) – левое социалистическое руководство Израиля эпохи Бен-Гуриона. Глаза бы мои не смотрели на все эти параграфы ванзейского доклада, если бы не их актуальность и связь с наплывом внучатых неевреев в Израиль. Именно мапайники вложили в Закон нацистские параметры, вынуждая нас теперь рыться в гитлеровской юриспруденции и в докладах РСХА.
Законодательное определение еврейства в контексте алии может исходить только из двух взглядов на мир – религиозного или светского. Или мы даем статус репатрианта только на основе принципов иудаизма (Галахи), или мы, люди-человеки, сами создаем новые законы в зависимости от политической конъюктуры и необходимости текущего момента. Я не говорю сейчас, какой из этих путей лучше. Важно то, что левые политики, создавшие «Хок ха-Швут», пошли по второму пути, своими руками перенеся схемы нюренбергских законов (1935) в израильское право.
Не мною сказано: созданное одним человеком вполне может быть изменено другим человеком. Закон о возвращении – не «священная корова» и не откровение с горы Синай. Если вставка о самостоятельном праве внуков еврея на алию (1970) наводняет Израиль людьми, чуждыми всему еврейскому, то парламентарии нашего поколения вполне могут изъять эту вставку из закона.
Согласен с Даниэлем Клугером: противники и сторонники изменения Закона о возвращении не должны основывать свои точки зрения фактами времен Катастрофы. Во-первых, негоже базироваться на принципах наших убийц. Во-вторых, внуки евреев не становились априори жертвами нацизма – не за что давать этим внукам автоматическое право на алию. В-третьих, если отобрать у левых политиков тезис о «внучатых страданиях» во время Холокоста, то для доказательства самостоятельного права внуков на алию останется один лишь пшик да демагогия.

Правда против ревизии

Несправедливо записывать Ригга - талантливого историка-подвижника, в ряды отрицателей Холокоста. Ревизионисты Катастрофы могут извращать выводы Ригга о службе в вермахте солдат еврейского происхождения, но это уже дело их совести (вернее, ее отсутствия).
Оборотимся на себя - не слишком ли часто мы поднимаем крик об отрицании Холокоста, узнавая от ученых новые факты, не укладывающиеся в наши старые представления? Не закоснели ли мы? В истории Шоа существует множество тем, которые являются неприглядными или нежелательными для еврейской репутации. Но их наличие не должно служить поводом для возмущенных окриков: «Как вам не стыдно очернять святую тему Катастрофы?!»
Навскидку перечислю вопросы, которые Израиль и еврейское сообщество предпочитают держать «под сукном». Это, например, контакты сионистов-социалистов Палестины с нацистами по переводу денег и имущества немецких евреев в Ишув (1933-1935). Начало этому сотрудничеству положил глава Политотдела Сохнута Хаим Арлозоров, бывший любовник Магды Геббельс, получивший затем пулю от неизвестного убицы на тель-авивской набережной. Данные контакты выглядели особенно нечистоплотно на фоне бойкота нацистской Германии остальным еврейством.
Далее в списке замалчиваемых тем: юденраты, поведение их руководители и еврейских полицейских в уничтожаемых гетто; сделка Кастнера и СС, спасение группы богатых и влиятельных евреев Венгрии; бегство левых сионистских вожаков «Ха-Шомер Ха-Цаир» из Польши в 1939-1940 годах (когда молодежь осталась без руководства, в Варшаву из провинциального местечка прибыл Мордехай Анилевич – будущий лидер героического восстания в гетто, - да и то потому, что не смог уйти через румынскую границу).
Еще одна спрятанная тема – сделка 1944 года между Ишувом, британцами и гитлеровцами по обмену граждан. Британия задержала в своих колониях и мандатных территориях немецких подданых, то же самое сделали и нацисты против британцев. Руководители Сохнута и партии МАПАЙ обратились к англичанам с просьбой выменять у немцев тех евреев, которые имели отношение к британской Палестине и к сионистскому движению. От Ишува был составлен список желаемых евреев – Бен-Гурион со товарищи решали, кого вставить туда, давая нужным людям билет на выживание.
Так, известный фотограф Шломо Наринский был брошен в концлагерь Дранси под Парижем, откуда эшелоны везли евреев в газовые камеры Освенцима. Его жена успела обратиться к другу юности – Ицхаку Бен-Цви, будущему президенту Израиля, и Шломо был включен в чудесный список. 6 июля 1944 года немцы вывели Шломо из концлагеря, посадили в удобный поезд до Стамбула. Представьте себе этот сюрреализм: венгерских евреев везут на север в других поездах - на сожжение по 10 тысяч человек в день, а рядом по дорогам рейха двигается купейный вагон Шломо Наринского на юг...
Постижение всеобъемлющей правды о Холокосте не может быть очернением Катастрофы. Брайан Ригг показывает новые грани еврейской трагедии. Массовая служба детей и внуков евреев в вермахте не отрицает Катастрофу, а делает ее, на мой взгляд, еще более страшной и мучительной.
Эта тема дает нам повод и для самокритики. Как немецкое еврейство докатилось до такого положения? Осознаем ли мы весь ужас ассимиляции, всю бессмысленность попыток «быть, как все»? На детской картинке 1935 года сестра говорит брату: «Как ядовитый гриб иногда трудно отличить от съедобного, так и еврей иногда внешне не похож на мерзавца и преступника». Мимикрия немецких евреев (и не только их!), попытки дедушек слиться с окружающим «культурным народом», позорное и бесполезное бегство от собственного еврейства – все это и привело к призыву в вермахт тысяч солдат с еврейской грустинкой в глазах.
Правда, какой бы неприглядной она ни была, - это лучшее средство от ревизии Холокоста.
Фоторепродукции автора.

19.09.2002


  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  
TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria