Стихи Владимира Жаботинского

             Песня Бейтара               

      Бейтар — Из праха и пепла,
      Из пота и крови,
      Поднимется племя,
      Великое, гордое племя;
      Поднимутся в силе и славе,
      Йодефет, Массада,
      Бейтар.

      Величие —
      Помни, еврей,
      Ты царь, ты потомок царей.
      Корона Давида
      С рожденья дана.
      И вспомни короны сиянье,
      В беде, в нищете
      И в изгнанье.

      Восстань
      Против жалкой
      Среды прозябанья!
      Зажги негасимое
      Пламя восстанья,
      Молчание —
      Трусость и грязь.

      Восстань!
      Душою и кровью
      Ты — князь!
      И выбери:
      Смерть иль победный удар —
      Йодефет, Массада, Бейтар.

Песнь знамени


      Золотой луч солнца в споре
      Победит сырую ночь;
      Вечно свет и тьма в раздоре.
      И Израиль гонит прочь.
      В каждом веке рабства тучи,
      Тучи лжи и тучи бед.
      И в награду он получит
      Свет свободы — правды свет.

Когда в глазах темно ...

      Когда в глазах темно от горя,
      я вспоминаю край отцов,
      простор бушующего моря
      и лодки полные гребцов.
      …Давно в печальное изгнанье
      ушли Иакова сыны, –
      но древних дней очарованье
      хранят кочевники страны.
      Они – как прошлого виденья
      средь пришлых чуждых горожан.
      И ты не можешь без волненья
      Смотреть на стройный караван.

«Город Мира»

      Над костром моим синеет
      ширь ночного небосклона.
      Тихо дремлют в отдаленьи
      стены скорбного Сиона.
      Провожатый мой, потомок
      древних шейхов Эбн-Али,
      шлет привет пытливым взором
      звездам неба от земли.
      «Скоро полночь», – говорит он
      и смолкает, засыпая.
      Спит печальная долина,
      неподвижная, немая.
      Этот сон меня пугает:
      в этой чуткой тишине
      словно стоны чьи-то реют
      и доносятся ко мне…
      Тише – арфа зазвенела.
      Там, вдали, где тьма густая,
      струны стонут, надрываясь,
      разбиваясь и рыдая;
      тихий голос где-то плачет
      или, может быть, поет, -
      над Сионом легкий призрак
      белой женщины плывет.
      «Шейх, мне страшно!»
      Он проснулся,
      поднял взоры и мгновенно,
      скрыв лицо свое руками,
      преклонил одно колено.
      Я невольно опустился
      рядом с шейхом Эбн-Али,
      и рыданья постепенно
      где-то замерли вдали.
      И, шепча свои молитвы,
      встал араб неторопливо.
      «Да прославится Всевышний,
      нам явивший это диво.
      Этот призрак – Город Мира.
      Я слыхал, что каждый год
      песню скорби над Сионом
      эта женщина поет.
      Я слыхал среди арабов:
      Тот, пред Кем благоговеем,
      обещал во дни былые
      эту землю иудеям.
      Нет владыки кроме Бога –
      Ла Иллаху иль Алла! –
      Злоба сильных только глина,
      слово Господа – скала.
      Но столетья проходили,
      и в печали непрестанной
      скорбно жили иудеи
      вне страны обетованной, –
      жили, родины и чести
      волей рока лишены,
      только веру сохранивши
      от великой старины.
      Этот призрак – Город Мира,
      это – Мать того народа.
      Каждый год она рыдает
      над Сионом с небосвода
      и зовет из стран изгнанья
      в тихий рай своих полей
      Божьей карой многолетней
      истомленных сыновей»…

      1898

  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria